Диполь

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Диполь » Прошлое и грядущее » Итальянское лето


Итальянское лето

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

За клочковатыми седыми тучами снова тяжко загрохотало, громче и раскатистее прежнего, перекрывая тарахтенье старенького мотороллера. Порыв ветра раздул торчавший из-под крышки кузова край целлофанового пакета - Тони засовывал его, торопясь, в ту секунду, когда загремело в первый раз. Не бросать же было собранные в лесу по дороге белые грибы? Такими деликатесами не разбрасываются, а тут целый большой пакет - чуть ли не килограмм. Прикупить надо по дороге в лавке муки и масла, потратить часть вырученных за сыр денег. Мать пиццу с грибами приготовит - наедятся все от пуза, малышню можно будет пораньше в постель загнать и на танцы смотаться, - мысли голенастого парнишки на разгроханном мотороллере были просты и приятны.
Чихание древнего мотора и расколовший небо раскат грома прямо над головой раздались одновременно.
Вот проклятая таратайка! - у Тони ёкнуло сердце, - Встанет сейчас посреди поля, и чего тогда? На себе этот допотопный пылесос тащить?!
В пыль грунтовой дороги закатались первые капли. Тощая нога в стоптанной кроссовке со злобой даванула педаль семейного транспорта - ну же, заводись, ослина! Мотороллер судорожно взревел движком и рванул. Прыти хватило метров на триста - в аккурат на окраине деревеньки он сдох окончательно. Всё, - понял Антонио. - Приехали.
И в этот самый момент хляби небесные разверзлись.

Отредактировано Антонио Витальяно (2010-08-26 17:58:34)

0

2

Идея провести каникулы в Италии сначала очень понравилась Камилю. Другая природа, другой климат, другие люди. Стены родной школы надоели неимоверно, хотелось куда-то сбежать, чтобы никто никогда не нашел. Поэтому вместо экскурсий по местным владениям, которые в добровольно-принудительном порядке нужно было посещать, парень направился в ближайшую глухую деревню, благо, искать его там священникам придет в голову в последнюю очередь. Все знали, что он любит большие города, старинные церкви, заросшие и забытые парки и огромные торговые центры, где продается абсолютно все, что можно купить за деньги.
Однако, здесь он был впервые и кажется начал терять ориентиры. Дорога постоянно виляла, местные красоты сильно отвлекали, а надрывные вопли в плеере как всегда не позволяли сосредоточиться. Поэтому когда показались первые строения какой-то деревеньки, Камиль радостно прибавил шагу. Он шел уже почти час и сильно устал с непривычки. Ливень он заметил поздно. Холодные ручейки уже проложили себе путь по его позвоночнику, с волос давно капало, просторная черная рубашка успела промокнуть до нитки.
Плеер! - мелькнула испуганная мысль и пальцы автоматически потянулись к кнопке выключения. - Не дай Бог, сломается! А на нем такая подборка музыки!!
Минуты три он просто стоял и слушал дождь. В монастыре редко доводилось насладиться этим непередаваемым ощущением множества стекающих по тебе струй, уносящих усталость и весь негатив. Все равно он намок до нижнего белья, так чего теперь бежать? Оглядевшись, он заметил какую-то деревенскую постройку, мало похожую на жилую. Курятник что ли?... Кто их разберет... Камиль совершенно не разбирался в местных названиях и обычаях, но рассудил, что в такой ливень местные его не выгонят, что бы это ни было, поэтому уверенно вошел.

0

3

Тони со злобой треснул кулаком по крышке кузова, намертво прищемив торчащий клок ни в чём не виноватого пакета с грибами, уже усеянный мелкими дождевыми брызгами. Будто получив разрешение, по той же крышке яростно забарабанили тяжёлые крупные капли. Тони перекинул ногу через потёртое сиденье мотороллера, и спрыгнул на мгновенно раскисший грунт проселочной дороги. Не поленился и со всей дури пнул тугую шину:
- Грёбаная тарахтелка! Ну и мокни тут, раз не смогла до дома допереть!
Вообще-то, с древней техникой следовало бы обращаться почтительнее, как-никак семейный кормилец, как бы без него возили сыры на продажу? На своём горбу и на своих двоих? – но Антонио был слишком сердит, чтобы помнить об этом. Дождь уже не просто лил, он хлестал. Тонкая хлопчатобумажная футболка Тони промокла мгновенно и теперь отвратительно липла к телу. Стоптанные кроссовки парня противно чавкали по невесть откуда взявшейся дорожной грязи. Ещё пять минут назад она была прокалённой солнцем пылью, по которой так же приятно шлёпать босиком, как по пушистому ковру. Сизые тугие тучи над головой то и дело раскалывались со страшным грохотом. Слева раздался электрический треск. Даже на губах появился привкус. Такой… кисловато-медный. Ну, как если провод под напряжением лизнуть. Лужа впереди вскипела, от неё повалил пар, а Тони метнулся в сторону.
Не-е-ет… это ж ещё две улицы… не добежать мне до дома! – понял парень, - Убьёт на фиг!
К счастью, открытое поле уже кончилось, вдоль дороги потянулся низенький каменный забор монастырского подворья. Со страху Антонио перемахнул его куда легче, чем гимнастического козла, потому как следующая молния подожгла траву в пяти шагах от подростка. Та скорость, с какой он преодолел расстояние до неприкрытой двери сеновала, где хранились сухие корма для знаменитых монастырских коз, претендовала на школьный рекорд.
Он нырнул в пахучее тепло и встревоженное воркование голубей, не забыв прикрыть дверь, быстро стянул совершенно мокрую майку и, аккуратно расправив, развесил её, как на плечики, на стоящие стоймя грабли. Подумал, и выбрался из старых джинсов, тоже изрядно промокших, и повесил их рядом – на загородку яслей,. Поглубже засунул в карман скатанные в трубку купюры – сегодняшнюю выручку. Кроссовки с носками встали рядышком. Оставшись в одних трусах, он поставил ногу на теплое дерево первой ступеньки лестницы, ведущей на второй этаж, прямо в вороха душистого сена.

0

4

- Интересные петухи в этом курятнике.... - мелькнула гаденькая мыслишка при виде почти голого парня в этом сарае. Какое-то время Камиль просто стоял около самых дверей и тупо разглядывал юношу. Не каждый день натыкаешься на подобное зрелище в стенах надоевшего монастыря. Отработанным до автоматизма движением он снял с шеи плеер и положил в карман рубашки. Чудеса чудесами, а про святое забывать нельзя, даже если на тебя летит огромный грузовик, а ты случайно споткнулся посреди шоссе. После того, как мозг был освобожден от заботы о любимой технике, он догадался-таки, что парнишка банально промок до нитки и пытается высохнуть таким оригинальным образом. А вон те тряпочки - это, скорей всего, и есть его одежда. Следующей здравой была мысль о состоянии себя-любимого.
- Я-то ведь тоже насквозь мокрый....
- Привет. Можно я тут тоже... посохну? - Камиль продемонстрировал хлюпающие кроссовки, грязные джинсы и прилипшую к телу черную шелковую рубашку. Посмотрев на ситуацию со стороны, он сообразил, что выглядит все несколько двусмысленно. Кроме того, дурацкую привычку флиртовать со всеми и строить глазки любому Камиль не собирался в себе изживать, а она уже вовсю приступила к любимым действиям. Он изо всех сил пытался вспомнить, как положено реагировать порядочному ученику приходской школы на вид обнаженного и мокрого молодого человека в таком уединенном, если не считать коз, месте. Не вспоминалось. И хрен с ним.

0

5

Ступать по колючему сену после скрипучей надёжности стёртых, рассохшихся, но нагретых и гладких досок-ступеней было явно неудачной идеей. Антонио хоть и был деревенским парнишкой, но всё же бедность семьи не доходила до той грани, чтоб ребятня всё время бегала босиком. Если и бегала, то исключительно по своей охоте. А охоты валяться и подскакивать ежесекундно от впившихся в кожу сухих стеблей у Тони никакой охоты не было. Парень маленько приуныл – ну надо же, а так надеялся поваляться в тишине и спокойствии под меканье серебристых козочек… и помечтать о других козочках, что толкутся вечером в местном баре.
На втором ярусе монастырского сеновала было не намного светлее, чем внизу. Через слуховое оконце, залитое ласково льнущим к стеклу струями ливня, света проникало не так уж много. А тот, что проникал, скрадывал величину покрытого сушёной травой помещения и очертания немногих находившихся тут предметов. Одним из которых – слава Пречистой Деве! – оказалось скатанное в пухлый рулон лоскутное одеяло. Лежало оно недалеко от лестницы, и Антонио живо доскакал до большущей скатки, развернул её и счастливо захихикал: внутри оказались ещё и две здоровенных подушки. Так-так, - думал парнишка, - Вот и верь после этого в святость братьев-бенедиктинцев! Чем, скажите на милость, они занимаются на таком мягком лежбище? Молитвы, что ли, возносят?
А вот Антонио устроился кум королю. Ещё и закутался на манер беженца из теленовостей в тонкое одеяло, что нашлось вкупе с подушками. Только он подумал о том, что неплохо бы опрокинуться и подремать перед вечеринкой, как дверь внизу заскрипела. Тони притих. Ну всё… выпорют… как есть, выпорют поясной верёвкой.
Но шаги у вошедшего были лёгкими и… неуверенными. Совсем не похоже на монаха, который наверняка знает тут каждую козу и каждый закоулок. Антонио осторожно подхватил края шерстяного одеяла и подполз к краю сенной площадки. Увидев мокрого белобрысого парня в чёрном, Тони нахмурился. И на его «Привет, я тут посохну?» буркнул неприветливое:
- Дурное дело нехитрое.

0

6

Камиль еще раз с интересом оглядел помещение. Мокрая одежда неприятно прилипла к телу, ботинки хлюпали, сумка промокла насквозь. Необходимо было раздеться и как следует просушить все, включая себя. Он обратил внимание, что парень завернулся в какое-то покрывало.
Мне бы тоже раздеться и завернуться во что-то... Интересно, там есть что-нибудь еще подобное?... А то придется вдвоем под одним.
Воображение тут же нарисовало довольно соблазнительную картинку с двумя мокрыми молодыми людьми, завернутыми в одно одеяло. Но увлекаться не стоило. Если он заболеет - все каникулы пойдут насмарку. Какой смысл отдыхать, валяясь с температурой? Камиль шустро расстегнул рубашку и аккуратно кинул ее прямо на пол, где посуше. Грязнее она от этого уже вряд ли станет... Потом также сбросил джинсы и обувь. Любимое черное белье со скорпиончиком и цепочку с серебрянным анкхом он решил не снимать. Святое.
Хорошо!.. Так гораздо свободнее. Надеюсь, ливень скоро закончится, иначе торчать мне тут придется... долго.
Камиль снова вспомнил про парня в одеяле.
- Слушай, а тут где-нибудь еще одного такого же не будет? А то я до костей, кажется, промок. Или, если не против, пусти меня в свой кокон, - растянулся он в улыбке. А вдруг этот мальчик и не знает, что перед ним лучший ученик монастырской школы? Тогда можно будет пошалить...

0

7

Нет, ну вы видали, какой наглец, а?! Под одеяло его под своё пусти! В кокон захотелось! – от возмущения крупные карие глаза Тони стали вообще как плошки и заблестели в полутьме. – Да он откуда такой взялся?! Точно не нашенский, а то бы знал, что я за такое нос сверну!
- Нету тут другого одеяла! - буркнул Антонио уже почти свирепо, но на всякий случай ещё раз обшарил глазами сеновал.
Когда взгляд парня вернулся к изрядно подмокшему незнакомцу, что-то в голове у юного итальянца перемкнуло. Принадлежность сенного хранилища обители божьей, что ли, сказалась? – непонятно. Но увидел вдруг Тони, до сердечной боли отчетливо, какой незнакомец тощий, мокрый и несчастный.
Его, чего, не кормят, что ли, совсем? Вон, все ребра пересчитать можно… и капает с него… холодно ведь, поди. Чего на нём одёжки-то осталось… - зачарованно глядя на серебряные побрякушки, качавшиеся на цепочке, думал Антонио, сражённый приступом внезапного и не особенно свойственного ему, как и прочим подросткам, милосердия.
Хоть и мокрые, но все равно нескрываемо белокурые волосы незнакомого парня вдруг показались ему намокшими перышками. – А вдруг это ангел? – совсем уж обалдел Витальяно и хлопнул глазами. – А чего? Вдруг он мне послан, чтоб добросердечие испытать?
Юный итальянец и сам не заметил, как и в какой момент его собственная рука начала разворачивать окутывавший его одеяльный кокон. Тело, правда, против приказа совести ил и религиозности секундно, но бурно запротестовало, охваченное ознобом от мозглого холодка, но язык выдал неожиданное:
- Ладно уж, топай сюда. Вдвоем теплее.

0

8

Камиль ни на секунду не сомневался, что его пустят погреться. Он уже привык к тому, что большинству людей он нравится, если сам того захочет. В данном случае желание понравится было неимоверно большим - заболеть не хотелось. Услышав приглашение, юноша слегка улыбнулся, пытаясь выдать торжественную улыбку за робость. Не то, чтобы он был хорошим актером, но хорошо умел надевать разные маски на разные случаи. В данный момент требовалось нечто скромное, немного боящееся и неимоверно симпатичное.
Забрался в спасительный кокон одеяла он удивительно быстро. Свернулся калачиком и прижался мокрыми холодными ладошками к тощенькому телу нового знакомого.
- А меня Камиль зовут, - как-то запоздало вспомнились правила приличия. Вдалеке от наставников он обладал способностью почти мгновенно забывать все, чему его пытались научить. И лишь войдя в стены обители, он вновь становился пай-мальчиком. До очередного приступа ярости... Он потерся носом о плечо парнишки и вопросительно заглянул ему в глаза. Предполагалось, что тот сам представится в ответ, но мало ли.. Кто этих деревенских знает? А еще, парень надеялся, что местные жители слишком далеки от древних языков, и что никто из них не имеет понятия, что даже имя выдает в нем будущего монашка. Родители и знать не знали, что называя ребенка красивым именем "Камиль", которое переводилось с латинского - "юноша, посвященный служению богам", они обрекали его на множество проблем. Слишком многие в Отёне знали, что означает его имя. И слишком многие считали каким-то ангелом, сошедшим с небес.

+1

9

Ангел оказался шустрым и юрким, Тони и опомниться не успел, как тот, застенчиво улыбаясь, перелетел разделяющее их расстояние, будто бы не касаясь босыми ступнями колкого сена, и проворно забрался под одеяло, обняв юного итальянца холодными руками. По коже сразу пошли мурашки и пупырышки, Тони вздрогнул и чуть не оттолкнул нахала, но… почему-то вдруг вспомнились вечно холодные лапки маленького черного котенка, которого недавно завела бабушка: он тоже, как побегает по полу, так лапки с темными негритянскими подушечками и зазябнут. Бывая у бабушки, Тони каждую свободную минуту ловил малыша и старательно грел, гладя по спинке и украдкой целуя за ушком, пока никто не видел. Вот и сейчас ему захотелось сделать то же самое: ткнуться носом в светлые перышки волос над ухом и легонько поцеловать, прижимая к себе. Сейчас ведь тоже никто не увидит... и смеяться не станут. А станут, в нос дам и по почкам, - решил парнишка, поглаживая доверчиво прижавшееся тельце.
- Я Антонио… ну в смысле Тони, - хрипло шепнул он ангелу, обводя пальцами его лопатки, будто надеялся нащупать там крылья.     
Сам Тони, мягко говоря, не отличался излишней полнотой, но этот мокрый парень был настолько худ, что тянуло жалостливо протянуть, как соседская девчонка, несколько лет назад впервые увидевшая младшую сестренку Антонио, Донателлу, родившуюся недоношенной; «Фи, какой заморыш!..» Пальцы Витальяно заскользили по выступающим позвонкам Камиля.

0

10

Это я удачно промок, - подумалось Камилю, пока теплые пальцы пересчитывали позвонки. Волна мягкой нежности почти моментально согрела юношу, и только частые капли все еще стекали с белоснежных волос. Вопреки всем законам физики, они почему-то всегда довольно долго сохли, чем причиняли массу неудобств. Ну не с феном же возиться! Поддавшись невинным ласкам, Камиль позволил себе расслабиться. Прикрыв глаза, он попытался представить в каком положении оказался - незнакомая деревня, проливной дождь, совершенно неизвестно откуда нарисовавшийся пацан... Кто их знает, этих деревенских, что у них на уме?
Внезапная глупая мысль буквально прорезала себе путь к расслабленному мозгу юноши через туман сладких предвкушений.
- Тони, мне всегда была безумно интересна одна деталь, - в его глазах читался обычный интерес без единого намека на действия. - Неужели на сеновале удобно? Или туда ходят только потому, что в домах нет перегородок и просто негде уединиться? Ну ведь колюче поди!
Ему однажды говорили, что он способен ляпнуть что-нибудь совершенно не подумав, причем так, будто готовился к этой фразе годами и тщательно ее репетировал. Однако, все приходило само собой и совершенно внезапно. Поганая мыслишка уже колола невидимыми иголочками и не давала отвлечься на что-то более романтичное.

+1

11

- Сам ты!.. – руки у Антонио опустились в буквальном смысле, размыкая объятия, Что этот белобрысый «сам», Тони еще не придумал, но хотелось сказать чего-то такое же обидное. – Сам ты… без перегородок! Что мы тебе, скоты, что ли?   
Парень отстранился, отсел подальше, скруглив спину, обняв колени и уткнувшись в них подбородком. Теперь ему совсем не хотелось смотреть на пацана, к которому всего три жалких минуты назад он испытывал самую сладкую и теплую нежность.
Он, наверное, и меня считает каким-то… козлом, - невесть почему на ум пришло это сравнение, может, из-за противного озабоченного меканья, доносившегося с нижнего этажа. Тони и думать забыл о том, как сам же трижды проклял этот гадский сеновал, пока доскакал босыми ногами по сухим колким стеблям до спасительного одеяла. Неосторожные слова юного горожанина задели больнее. «Ангел» ужалил не по-ангельски, хотя, быть может, и нечаянно. Витальяно сидел, тупо уставившись на балку, где умильно ворковали беззаботные голуби. У них, голубей, важное дело нашлось - пока дождь заливал небо и землю: они усердно занялись продолжением голубиного рода             
«Уединиться негде»! – снова возмущенно фыркнул себе в колени итальянец, - Он, что, думает, мы в землянках тут живем? Или в пещерах, как эти… - нужное слова из курса школьной истории от обиды опять нашлось не сразу, - …троглодиты, вот! Спим, типа, на шкурах вповалку в одной комнате, а нет – так только сеновал и спасает. Сплошной свальный грех… сеновальный, то есть… а вот чего монахи тут делают, кстати? – опять набрел на уже знакомый вопрос Антонио, - Для чего тут постель была заботливо приготовлена, а? Просто отоспаться в теньке после заутрени братья ходят или… и с кем?
Парнишка и сам не заметил, как и когда на губы прокралась проказливая улыбка.

+1

12

Реакция парнишки весьма удивила Камиля. Даже появилось желание спросить, уж не священное ли у деревенских место этот сеновал? В конце концов, заветное слово "покос", которое оправдывает полное отсутствие жителей в своих домах неделями, он знал. Этот таинственный "покос" был ответом на многие вопросы. Люди не появлялись в своих домах, не работали магазины, закрывались детские сады и почта, даже собаки не лаяли. Один раз он попытался уже высказать кому-то из деревенских, что главным должен быть собственный урожай - хлеб, картошка, овощи, что угодно, но не какое-то там сено! После непродолжительного выяснения отношений всеми доступными методами Камиль навсегда усвоил одно правило: "Деревенских злить нельзя. Пытаться учить - тоже." Сейчас он внезапно вспомнил тот случай и решил не повторять ошибок и действовать по другому.
Небрежным движением руки он откинул с лица мокрые пряди, чуть поежился и виновато улыбнулся:
- Прости пожалуйста, вовсе вы не скоты. Я не хотел, - совсем уж искреннего извинения не получилось, зато улыбка была самой что ни на есть честной. - Ну иди опять сюда, вместе теплее. Заболеешь еще не дай Бог!
Он распахнул объятия, ненавязчиво демонстрируя плоский животик и гладкую грудь, которую почему-то приятели сравнивали со стиральной доской.

0

13

Сельская честь, конечно, честью, но голая грудь зябнет, - очень скоро сообразил Тони, - И спина тоже. По сеновалу ходили тихие, но вполне ощутимые сквозняки, гладили неласково паутинными своими крыльями голую кожу. Парнишка крепче стиснул в объятиях собственные колени. Вообще-то ему хотелось снова обнимать вовсе не их, а кое-что другое, пусть и такое же костлявое, а именно – тощую тушку этого глупого белобрысого горожанина. Антонио сам себя не узнавал – ладно бы девчонка была… девчонка?.. – Витальяно, поражённый внезапной догадкой, с удвоенным вниманием покосился на Камиля. – А вдруг он – Камилла? Тьфу, то есть – она? – юный итальянец наклонил голову вбок и даже кончик языка высунул в правом краешке рта, совсем так же, как делала малышка-Донателла, увлеченно рисуя что-то на столе (и как в ее возрасте делал сам Тони, чего он сам, ясное дело, не помнил).
Внимательное разглядывание улыбчивого ангела, однако, закончилось неутешительным выводом: не, не девчонка! Сисек нет совсем. Вон у Симоны Дзанетти какие сиськи уже, хотя она ниже меня на голову и младше на год.           
Ишь, лыбится… Не, точно не девчонка! - Тони вздохнул с сожалением, - А чего так его обнять-то охота? – Витальяно шумно сглотнул, но глотка осталась по-прежнему пересохшей, - Прям руки чешутся. Только как же я теперь к нему притронусь?..
Однако светловолосый парень будто услышал смятенные и противоречивые мысли Тони, и позвал:
- Ну иди опять сюда, вместе теплее.
И Антонио «ну пошёл». Разгибаясь и выпрямляя колени, он уже ни о чём не думал, а подгибая ноги, чтобы встать на четвереньки и захапать нового знакомца в охапку, он только чувствовал… какой-то тёплый восторг.
- Дурак ты, понял? – ласково ворчал Тони, опять касаясь губами белых волос-перышек, особенно нежных на висках, и шепнул уже в самое теплое ушко. – Лопух. Балда.   

0

14

Юноша остыл также быстро, как и вспыхнул. Минуты не прошло, как он возмущенно ворчал и обзывался, и вот опять - сама доброта и нежность. Камилю оставалось только молча восхищаться такими перепадами, поскольку сам он забывал обиды гораздо медленнее. Капелька тепла в пронзительном взгляде, осторожные прикосновения и ласковый шепот превратили обидные слова в нечто, больше похожее на признание в любви, чем на оскорбление.
Как же легко растопить твой лед, Тони... А сколько его накопилось у тебя? Вряд ли в деревне тебя балуют ласками и поцелуями. Ничего, я помогу тебе...
Камиль медленно, чтобы не спугнуть, обнял парня и накрыл обоих теплым одеялом. Теперь внутри этого кармашка можно позволить себе чуть больше. Только аккуратно, выверяя каждое движение, следя за малейшей реакцией. Его пальцы скользнули по спине сначала едва касаясь, потом щекоча мягкими подушечками. Слегка наклонив голову, он позволил Тони прошептать ему на ухо несколько ничего не значащих сейчас слов, а потом слегка повернулся и коснулся горячими губами его шеи. Легкое касание, не больше.
Не спугнуть... Он вряд ли когда-нибудь был с мужчиной. В деревнях такое карается строгим общественным порицанием, а это пострашнее штрафов и выговоров. Никто ведь не узнает, если мы займемся любовью прямо здесь. Главное, чтобы он это понял...
- Я искренне попытаюсь исправиться, Тони... - полушепот щекочет дыханием нежную шею юноши.

+1


Вы здесь » Диполь » Прошлое и грядущее » Итальянское лето


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC