Диполь

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Диполь » Жилые кварталы города » Квартира Сяошена Тана


Квартира Сяошена Тана

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Дом, в котором располагается эта двухэтажная квартира, построен недалеко от центра Рима, и основным достоинством его является близость к метро и хорошая транспортная развязка, обеспечивающая возможность быстрого перемещения от центра города к бизнес-районам.
Дизайн выполнен в единой гамме, кремово-шоколадной; в стиле минимализма. Квартира хорошо освещена, с массой свободного пространства, не отягощенного громоздкой мебелью или излишком декоративных деталей.
Заходя в квартиру - проходите через свободную прихожую, сразу попадая в зал. Слева, под лестницей, ведущей на второй этаж - арка в гостиную. За ней, за углом - двери в кухню. На втором этаже спальня, ванная комната и кабинет.

http://i058.radikal.ru/1009/88/8f4f8a87ba1bt.jpghttp://s03.radikal.ru/i176/1009/7c/785449969c3at.jpghttp://s003.radikal.ru/i201/1009/74/9886edc9c313t.jpghttp://i060.radikal.ru/1009/2f/16908439d4eet.jpg
http://s005.radikal.ru/i210/1009/10/5b37eb18fa6bt.jpghttp://s001.radikal.ru/i196/1009/fc/74711ea1755ct.jpg

+1

2

[op.rp]

Ни один, даже самый короткий перелет, никогда не привносил в жизнь Тана ничего приятного или хотя бы радостного. Толчея и нервозная переполненность аэропортов. Опаздывающие, или же скучающие, похожие в этой скуке на зомби, люди. Вынужденная необходимость жечь время в кресле, не меняя положения или даже заснув (отчего потом всегда болит ужасно шея). Все это вызывало в китайце только всплеск неконтролируемого раздражения. Однако же, к самолетам, как и к авиа перелетам, он испытывал достойную долю уважения - спасибо тебе, Господи, что все то время, проводимое в небе, не было куда большим количеством часов в поезде, или (что еще хуже) в автобусе. Спасибо, Господи, что самолеты летают, и падают в разы реже, чем разбиваются автомобили. Посему, не так давно прибывший в столицу Италии, китаец пребывал не в лучшем своем расположении духа, позволив себе (наедине с самим-то собой!) и мрачную рожу кирпичом, и недовольно поджатые губы.
Отперев двери и пройдя в квартиру, Сяошен первым делом избавился от кейса и сумки с ноутбуком, бросив их на стол, мимо которого проходил. А потом и от пиджака с рубашкой, которая, кажется, вся пропиталась запахом чужих духов и синтетическим душком чехлов, которыми затягивали сидения салона бизнес-класса. Швырнув неугодный элемент одежды в корзину для грязного белья, Тан скрылся в ванной, оставшись там надолго, с большим удовольствием отпаривая горячей водой ноющую спину и шею. И уже в махровом халате, шурша мягкими домашними тапками, спустился в кухню, сделав себе кофе.
По ходу дела найдя в кейсе мобильник, мужчина включил его, и вместе с кружкой вернулся в спальню, растянувшись на кровати, отставив ненадолго кофе на тумбу, набирая короткую смс. С какой целью писал сообщение - толком не разбирался, просто позволив себе это сделать. Столь же автоматически, как и обычно. Зачем он это сделал и чем ему это выльется, можно и потом подумать. Закрыв крышку телефона, он подтянулся выше, на подушки, подхватив чашку и делая небольшой глоток, машинально найдя пульт и без особого интереса прощелкивая несколько каналов телевизора в поисках чего-нибудь достаточно нейтрального, чтоб не приходилось особо задумываться над получаемой информацией.

+1

3

Получив в ответ на свое послание сначала одно, а потом и второе сообщение, Тан вынужден был тянуть какое-то время, начиная писать ответ, стирая первый вариант, и второй уже обдумывая, чтоб текст не был слишком интригующим, или слишком тревожным. В конце концов, еще неизвестно, какие такие горшки и скелеты на самом деле занимают сейчас Рамона. Да и какое рабочее место в воскресенье. Не был бы этот скелет скелетом какой-нибудь жгучей брюнетки... В любом случае, беспардонно срывать (а может и снимать?..) младшего Трилью с места было бы несправедливо. Даже при условии редких явок китайца в Рим. С другой стороны разговор, вроде бы, не терпел отлагательств...
Сама тема, которую хотел поднять Сяошен, была, действительно, мучительной и тревожной. Нервирующей. И уже, как говорится, жгла язык, коль скоро китаец не мог ни с кем поделиться полученной недавно информацией. Посему даже у него предстоящая встреча вызывала оттенок нетерпения. Не даром несся в город, как ужаленная в задницу рысь, взяв билеты на первый же рейс.
Написав и отправив ответ сразу на оба сообщения, убив одним выстрелом сразу двух зайцев (третий, в виде пустого холодильника и просьбы купить выпить - не считался), Тан вытянулся на кровати, чтоб извлечь из тумбы сигареты и пепельницу. И нахально (в своем же доме, в конце-то концов!) закурил прямо на постели, прикрыв глаза, в пол уха слушая голос диктора, звучавший из динамиков телевизора. И с перепугу чуть не навернул прямо на египетский хлопок простыней столбик пепла, вздрогнув, когда забытый на груди мобильный телефон снова завибрировал, сообщая об очередном послании. Столь стремительной реакции уже впадающий в дрему китаец не ожидал совершенно.
Пробежав глазами текст смс, Тан задумчиво уставился в потолок, затянувшись, между губ выдыхая струйкой табачный дымок и гадая, сколько времени потратит Рамон, чтоб "телепортами" дойти до его квартиры из откуда он там был (бросив все скелеты и горшки, чтоб им, слава Богу). Придя к выводу, что любопытство убило всех кошек и принялось за колумбийцев, мужчина без сожаления задавил окурок в пепельнице и закрыл крышку мобильного, вставая.
Еще около пяти минут потребовалось на подбор гардероба, так что, когда "фея" явилась под двери квартиры и позвонила, Сяошен вместе с пепельницей уже перебазировался в кухню, теперь включив телевизор там, просто не в силах сидеть в тишине.

0

4

Римские катакомбы

До остановки нужного автобуса по узким, только-только двоим разойтись, а потому тенистым улочкам, мощённым булыжником, и по тёмным подворотням Рамон добрался пешком гораздо быстрее, чем доехал бы. Но как ни торопился младший Трилья, шопинг съел всю фору во времени и нахально ещё попросил. Одна отрада – в супермаркете работали кондиционеры. Бегая вдоль полок и стеллажей с тележкой, профессор потратил час, и только присвистнул, когда глянул на часы у кассы. Бутылка Riserva Vignolo, которую он схватил за горлышко, возмущенно булькнула, перемещаясь в пакет. Другие покупки, к счастью, никаких протестующих звуков не производили, хотя… шлёпанье друг о друга пластиковых контейнеров с ветчиной и рыбной нарезкой, шелест целлофана и сухое шуршание спагетти в нём тоже вполне сошли бы за тихую ругань. Никому не хотелось покидать магазинную прохладу, но расплатившийся Рамон никаких вразумлений неодушевлённых предметов слушать не стал, и рысью вылетел на пропечённую улицу, навьюченный поклажей, как печальный ослик с острова Корфу.
К счастью, дом, где Тан присмотрел квартиру, находился буквально в двух шагах, и «ракета Трилья Р» домчалась до него в две минуты. Чтобы позвонить в дверь, Рамон освободил одну руку, придерживая второй пакет с продуктами подбородком и подпирая коленом. Тихо выругался сам, когда верхний пакетик с креветками чуть не вывалился на пол, и наконец нажав кнопку звонка, направил его обратно. Как раз успел до того, как щёлкнула собачка замка.
- Гнома Всёдлядома вызывали? – улыбаясь до ушей, спросил он открывшего дверь Сяошена и поспешно – пока тот не передумал, сунул ему в руки огромный злополучный пакет. - Держи-ка, оголодавший. 

+1

5

- Какой-то... великовозрастный гном... - Китаец, было, отступил от дверей, давая гостю пройти в квартиру, и, совершенно внезапно для себя, получил на руки пакет с покупками. Подхватил неловко, вывалив на пол пару пластиковых коробок, что лежали сверху. - Когда я говорил, что холодильник пустой - я подразумевал, что не нужно скупать половину римских магазинов... Достаточно еды на один ужин... - Пробормотал ворчливо, присев на корточки, подхватывая упущенные боксы и пытаясь затолкать их на место. Поднявшись, бедром толкнул дверь (руки же были заняты!), запирая - только автоматический замок щелкнул.
- Здравствуй, дорогой друг. - Улыбнулся широко, наконец, подняв голову, переключаясь с одного настроения на другое, как по мановению волшебной палочки. - Тапки на полке, вешалка справа, кухня - слева. В общем, ты же знаешь все сам. - Хмыкнул, разворачиваясь, беззвучно направившись сразу в кухню - стоять с пакетом рассыпающихся продуктов было не слишком удобно.
Устроившись подле стола, Тан принялся выкладывать на него снедь, не без любопытства изучая гастрономические прихоти, приобретенные Рамоном. Наткнувшись на бутылку вина, только горестно вздохнул. Ясное дело, телепатов здесь не было, но когда было сказано "выпить" - подразумевалось далеко не красное вино, с которого китайца, как пить дать, унесет с пол бокала. Себе самому он уже давно вывел странную аксиому - чем крепче был напиток, тем медленней он от него пьянел. Трилья, по понятным причинам, в курсе этой аксиомы не был, и назвать это намеренным западлом было довольно сложно. "Как же, как же, в первый же вечер споить друга-товарища, который только с самолета, и сразу же улетит на винных парах, при чем, далеко не на какой-нибудь континент... Таинственный коварный план, и никак не иначе..."
- Кофе? - Обернулся к колумбийцу. Пожалуй, это был единственный продукт, который не исчезал с полки его кухни никогда.

+1

6

Замечание Сяошена о том, что, мол, для домового эльфа Трилья несколько крупноват, тот встретил широкой и радостной улыбкой.
- А я гном-переросток! – профессор археологии с трудом удержался от того, чтобы показать старому знакомому язык. – Не подаришь мне новую боевую секиру? И старый носок в знак освобождения не подаришь? Ну и ладно!     
Обиженная мина получилась неубедительной, потому что на лицо вернулась улыбка, которая стала ещё шире и радостнее, когда теперь уже Тан выронил из набитого снедью пакета злосчастный бокс с креветками. Уж больно комично выглядел китаец, обнимавший мешок с продуктами, как мишка-коала родимый эвкалипт. Дверь, однако, он закрыл вполне успешно, правда, несколько нетрадиционной частью тела – бедром. Рамон даже помочь не успел – замок щёлкнул, Трилья лишь бесполезно уже толкнул дверное полотно.
- Здравствуй! - из следующей рамоновой улыбки в ответ на приветствие Тана исчезло всё шутливое злорадство.
Обнимать Сяошена сейчас было неудобно, ибо пришлось бы обнимать ещё и лосося с креветками, что значительно снижало трогательность подобного жеста. Поэтому Рамон решил подождать более удобного момента и только покивал, слушая указания насчет тапок, вешалки и местоположения кухни, куда китаец отправился тяжело нагруженной, но изящно развернувшейся баржей.
В прихожей действительно была полка, на полке действительно были тапки. Рамона всегда трогала и умиляла забота азиатов о чистоте пола в своём жилище. Оттого он, улыбаясь, снял тапочки с полки на пол, упёрся носком левой туфли в пятку правой, стянул её, и сунул освобождённую ступню в мягкое тапочное нутро, то же самое проделал с другой ногой, секундами позже подогнув её, чтобы, опираясь ладонью в стену, поправить загнувшийся задник. Вот теперь можно было топать на кухню, и спешно, а то Трилья всерьёз опасался, что оголодавший Тан, того гляди, запросто схрумкает спагетти не вареными.
Подоспел Рамон к разбору покупок как раз в тот миг, когда адвокат вынимал из пакета вино, причём с таким кислым лицом, будто это был уксус.
- Извини, - сказал Трилья с порога. – Не стал покупать виски, жарко. К тому же ты хотел поговорить… мне тут недавно один престарелый синьор умную вещь выдал: «С вином, говорит, можно беседовать, как с другом, а с виски и водкой беседа заканчивается быстро и под столом». Оно нам надо?
Трилья прошёл в кухню – мыть руки, и на вопрос обернувшегося китайца о кофе улыбнулся снова – быстро и светло:
- Конечно. А то ты не знаешь, что я жить без него не могу. У меня, кажется, в венах вместо крови полукофейный раствор. Но… кофе сварим чуть позже. – Рамон потянул с вешалки полотенце, и вытирая руки, подошёл к пакету с едой. – Масло оливковое у тебя есть? Чеснок я купил, точно знал, что на адвокатской кухне его не найду… - он уже рылся в мешке, вытаскивая ядрёные белые головки. – Будет спагетти болоньезе, разогревай сковородку.

+1

7

Лирика про носки и боевую секиру Сяошена не заинтересовала совершенно - не был он знаком с классикой мировой литературы, и про мальчика-со-шрамом совершенно ничего не знал. Как не увлекался и фэнтезийным чтивом, где мог бы ознакомиться и с теми гномами, которые воюют, а не убирают в домах волшебников или готовят им же еду. Посему комментариев на данную тему просто не последовало. Вместо этого Тан оставил пакет, пустившись на поиски нужной посуды.
- То есть, ты хочешь сказать, я должен еще помогать тебе готовить? - Нахально возмутился мужчина, доставая с полки сковороду, признаться, найдя ее далеко не с первой попытки. - Я подразумевал, чтоб ты вез готовый ужин... - Тоскливо посмотрел на товарища бархатными темными глазами, едва ли ресницами не затрепетал, чтоб образ глубоко несчастного некормленого животного был совсем полным.
Открыв по очереди все ящики, Тан нашел вожделенную Рамоном бутылку оливкового масла (с завидным слоем пыли на крышке и "плечах" бутылки). Поставил на стол, сам садясь, перекрестив щиколотки и чинно сложив ладони на коленях, теребя складку серого денима.
- А твой знакомый престарелый синьор не говорил тебе, часом, о том, что разговор со мной именно под вино может закончиться тем, что меня можно будет уносить и класть на горизонтальную поверхность?.. Или сразу подкладывать салат, чтоб совсем правильно все было. Анекдот, кстати, знаешь? Настоящий мужчина тот, кто выключается лицом в десерте, а не в салате. Да-да. - Ухмыльнулся, следя за священнодействием младшего Трильи над купленными продуктами.
- Я забыл сказать - если я буду тебе помогать, то можно все это заранее выбросить. Это будет абсолютно не съедобно. Максимум, что я могу делать на кухне - это резать. - Судя по ехидной улыбочке, резать овощи Тан собрался не иначе, как мечом, каким-нибудь дан гьеном или чем-нибудь еще эдаким из своей коллекции антикварного оружия. Впрочем, не приходилось сомневаться в том, что здесь и ножи-то кухонные достаточно острые, для того, чтобы попасть в какую-нибудь коллекцию (кстати, что было совершенно китайской привычкой и традицией - резать мягкие овощи тупым ножом было бы сущей издевкой над любым поваром).

+1

8

«Ужимки несчастного Тана», равно как и кокетливые взгляды из-под ресниц не возымели действия на археолога.
- Кто не работает, тот не ест! – торжественно изрёк он в ответ на риторический, по-видимому, вопрос Сяошена, забирая у того малопользованную сковородку и запылённую бутылку с маслом. – Не будешь помогать – ходи голодным.     
Шагнув к плите и включив её, Трилья открыл бутыль, плеснул масло на сковороду, покачав её, дал маслу разлиться, ловко сунул посудину на огонь, прихватив нож из стойки и разделочную доску со стены, снова отступил к столу. Проворно и умело разломал головки чеснока на дольки, надрезая кончик каждого зубчика, и прижимая острие ножа к подушечке большого пальца, тщательно, но скоро ободрал шкурку догола, липкие и блестящие зубчики побросал на доску, по которой быстро и дробно застучал нож. 
Всё это заняло минуты две, не больше. Трилья опять встал к плите, сгреб ножом в шипящее уже масло чесночную крошку, поискал глазами, чем бы вытереть руки, полотенце он забыл на столе рядом с пакетом. Пришлось за ним возвращаться. Дома, на уютной кухне с выходом во внутренний садик, у Рамона всегда дожидался своей очереди на вешалке чистый фартук, и молодой профессор не видел в этом ничего зазорного – он умел и любил готовить. А фартук напоминал ему о маме, о доме, о родной асиенде, ещё старой, в доме синьора Киноньеза, о хлопотливо-тихой кухарке Эве, которой в детстве всегда можно было пожаловаться и рассказать о своих детских обидах, ткнувшись лицом в опрятный льняной передник, и получить утешение в виде поцелуя в макушку и свежеотскырканной ножом морковки, так и сияющей от своей оранжевости в кухонном уюте.
В кухне аппетитно запахло поджаренным чесноком, пока профессор копался в пакете, выуживая оттуда томатную пасту в жестяной банке и говяжий фарш.
- Резать уже не надо, - озвучил он очевидную истину, но спохватился, ибо истина оказалась не такой уж очевидной. – Ах да! Зелень можешь порубать. Тогда накормлю.
И насмешливо посмотрел на Тана, изящно так усевшегося а-ля китайский благородный муж.           
- Престарелый синьор не был знаком с тобой, - парировал Рамон его ехидное замечание о вине, - Он, должно быть, не учитывал уникумов, - хмыкнув, Трилья взмахнул рукой с ножом. - Понял, понял. Алгоритм действий с тобой ясен: с вином салата не давать, сразу предлагать десерт вместо подушки, и лучше прямо на горизонтальной поверхности, типа кровати или пола. Но пока не лёг, будь так добр, отвари спагетти. Это дело тоже трудно испортить. 

0

9

Сяошен философским взглядом провел упаковку фарша, дернув только бровью в ответ на описание предполагаемого алгоритма действий, который должен был бы к нему быть применим.
- То есть, ты хочешь сказать, - уже поднимаясь с облюбованного стула и отправляясь за еще одной доской и ножом, изрек китаец, - что ты притащил в мой дом кучу полуфабрикатов, вместо готовой вкусной пищи. И, мало того, что сделал это, так еще и хочешь меня заставить тебе пособлять? - Следующий взгляд карих очей был скорее ехидным и лукавым, нежели возмущенным. Совершенно определенно, настроение у Тана было не фантастически хорошим, но отвратительным назвать его было сложно.
Скорей всего, раздражение выливалось именно капризами, а не рычанием и желчью только лишь потому, что Сяошен большой искренней любовью любил младшего Трилью. Чтоб не ездить по нему всем весом, а только ласково потаптывать, выдавая все это за шутки.
Подхватив пучок "травы", которую нужно было порубить в блюдо, мужчина послушно принялся разбирать и мыть стебли и листья, параллельно принюхиваясь и приглядываясь к тому, что делал Рамон. Поставив на плиту кастрюлю с кипятком, налитым из чайника (который закипел за несколько минут до появления гостя), Тан вернулся на свое место, на этот раз устроившись к плите спиной и принимаясь нарезать зелень.
- Расскажи хоть, как у тебя тут дела. И с каких скелетов и горшков я тебя сегодня так беспардонно снял. - Улыбнулся себе под нос, не оборачиваясь. - Жениться еще не надумал? Дети, там, внебрачные? И все такое, что положено обычным археологам в наше время?..

+1

10

Профессор удовлетворённо, но украдкой улыбнулся, услышав хрусткое шуршание целлофановой упаковки – от руки могучего китайского богатыря спагетти отправились по адресу, в кипяток. Изготовителя еды, которую априори посчитали невкусной, ехидное ворчание хозяина квартиры опять же нимало не задело, потому что… С момента знакомства, теперь уже давнего, младший Трилья испытывал к китайцу самые тёплые чувства. Анализируя их время от времени, Рамон каждый раз приходил к кощунственной мысли: его нежность к Тану была несравнимо большей, чем та, которую он питал к родному брату. Впрочем, при дальнейшем обдумывании этой скользкой темы, так же неизменно Рамон приходил к занятному выводу: в этом он в семье не одинок, отец тоже относится к Сяошену куда теплее и уважительнее, нежели к старшему сыну.
Неудивительно, что братец бесится по этому поводу, - думал Рамон, крутя ключ-открывашку вокруг консервной банки, - Сейчас-то он, конечно, пытается остепениться и выражает своё презрение только подчёркнутой холодностью и высокомерием, а вот раньше…
Шагнув к плите, археолог вывалил в сковороду густое тёмно-красное содержимое банки с нарисованной румяной помидоркой, не забыв выскрести остатки ложкой.
…раньше «дворняга приблудная» - могло считаться самым безобидным прозвищем, которым одаривал китайца старший отпрыск семьи Трилья. Младшего при этом душил стыд… - Рамонито отставил пустую тару на кухонную тумбочку и тайком вздохнул, вновь вытирая руки. - Ревность обыкновенная, хоть этикетку вешай. Зависть. Тан на порядок умнее братца и это понимают все, даже сам завистник. А про умение обходиться с людьми и вести бизнес уж говорить нечего.
- Жениться? – произнёс Рамон вслух, мягко усмехнувшись, - Жениться - дело хорошее, я даже подумывал. Только за меня замуж не пошли, - в усмешку влилась горечь, невидимая, но явственно ощутимая, как чесночный аромат. – Так что дети пока откладываются. Будем считать, что они в проекте, а на повестке дня – скелеты и горшки, как и положено обычным археологам, - добавил Трилья-младший, прихватывая бокс с говяжьим фаршем и вскрывая его по пути к плите.

0

11

- Не тех женщин выбираешь. - С ощутимым в голосе опытом ответил китаец, отодвигая от себя доску с нарезанной зеленью и теперь, явно развлекаясь, принялся ерошить душистые рубленные листки. Подпер голову ладонью, не без удовольствия наблюдая за тем, как ловко Рамон орудует на его кухне. - Вообще, не понимаю твоих женщин. - Очень четким акцентом выделил конкретное слово. - Красивый. Умный. Готовишь. Нежный, наверняка. Где ты этих бесчувственных стерв находишь? Будь я женщина - я сам бы тебя под венец волок. Силой. - Мягко, по-доброму рассмеялся, прижмурившись и потянувшись за сигаретами. Раз уж все обязанности по кухне на сегодня он вроде бы выполнил - можно было бы закурить.
От аромата еды слюны во рту стало, как у заправского верблюда - не сглотнуть, только сплевывать. Благо, хоть урчания в пустом животе не было слышно из-за шкварчания соуса на сковороде. Обед в самолете явно не пошел впрок, да и не любил Сяошен все эти стандартные наборы в пластиковых подносах и пленке.
Прикурив, Тан подтянул поближе к себе пепельницу, где уже сгруппировались три или четыре окурка. Стряхнул пепел с самого кончика, еще едва осыпающийся, гадая, на каком этапе стоит начать разговор. И в итоге пришел к выводу, что если перейти к делу прямо сейчас, ужин ему вряд ли доведут до ума - Рамон наверняка отвлечется от кулинарии, забудет обо всем на свете. Тема-то тревожная, а не каждодневное "о погоде" да "о личной жизни".
- Бросай свои скелеты и горшки, ходи по театрам и в ресторан. И чем дороже, тем лучше. И ищи женщину с умными глазами. А не с ладной фигурой. - Неопределенно взмахнул рукой, в пальцах которой была сигарета. Выдохнул упругой струей дым. - Фигуристые да норовистые никогда не могут себе цены сложить.

+1

12

Рамон усмехнулся, выслушав сентенцию «семейного адвоката» о женщинах и браке. Сам китаец в обществе дам появлялся крайне редко, а о женитьбе, насколько знал младший Трилья, даже и не помышлял. Профессор прихватил ложку, замазанную томатной пастой (дома он бы просто её облизал, а на чужой кухне неловко как-то было) и начал выгребать ею фарш. Перемолотое мясо падало в шкворчащую густо-красную массу крупными комками, Рамон терпеливо растирал их, следя за тем, чтобы ложка не обжигала пальцев.
Он дослушал советы Cяошена до конца, не оборачиваясь, улыбнулся лукаво, положил ложку, прихватил пустой пластиковый контейнер, скомкал содранный с него целлофан, не забыл другой рукой забрать пустую жестянку, и всё это отнёс в укромный уголок кухни к мусорке.
- Готовлю я, готовлю, ага, - пробормотал он чуть ворчливо. - Вот как раз бесчувственные стервы с ладной фигурой так и норовят уволочь меня под венец, да я как-то против. А женщина с умными глазами не пошла к алтарю, когда я её позвал. Причём оба раза.
Рамон наступил на педаль мусорного ведра. Крышка с лязгом откинулась, и Трилья бросил в распахнутый алюминиевый зев консервную банку, пластиковый бокс и мягкий комок полиэтиленовой плёнки.   
- Так что в ваш научный анализ моих матримониальных проблем, синьор адвокат, вкралась роковая неточность, - добавил он, провожая взглядом бытовые отходы.
Его нога перестала удерживать педаль и ведёрная крышка захлопнулась с удовлетворённым лязгом. Возвращаясь к плите, Рамон подумал, что не удивился бы увидеть, оглянувшись, как приручённый кухонный монстр сыто облизывается, и услышав характерный звук его отрыжки, тоже не удивился бы. Искусствовед по первому образованию, Трилья-младший обладал развитым зрительным воображением.                     
Он ещё раз помешал в сковороде и, отведя руку назад, но не отводя взгляда от будущей еды, помахал кистью:
- Если тебе не жалко вина, подай бутылку, я плесну немного в соус. Период до прибытия морды в салат, конечно, увеличится, зато паста будет неповторима.     

0

13

- Только что меня обозвали стервой с ладной фигурой. - Не без едкого юмора сделал странное логическое заключение китаец. Вновь поднялся, отходя к столу, чтоб извлечь из ящика штопор и заняться бутылкой вина.
Судя по всему, он задел совершенно неподходящую тему разговора, которая со стопроцентной вероятностью наводила на Рамона тоску - именно так объяснил для себя Сяошен изменение в настроении друга. Впрочем, тонкий полутон этого изменения был прозрачен ровно настолько, что мужчина не понял до конца, действительно ли это мировая скорбь и тоска, или болезненный сарказм.
- Похоже, я задел тебя за живое. Наверное, стоит попросить прощения, что ли?.. - Зайдя со спины, поставил бутылку у самой руки на стол, отпуская темное стекло и едва ли не подбородок на плечо опуская, чтоб заглянуть в сковородку. Принюхался - так что заметно ноздри затрепетали, как у голодного зверя. - Если женщина с умными глазами не хочет идти к алтарю, это означает, что ты либо не так звал, либо у нее просто другие планы. Или, в конце-концов, что эта конкретная женщина - просто не твоя. И, кстати, количество женских особей превышает количество мужских. Есть из чего выбирать...
Очень хотелось совершенно по-детски выхватить что-то из-под руки и сунуть в рот. Но рисковать пальцами, или желудком, хватая с горячей сковороды еще не прожарившееся толком мелко рубленное мясо, Тан не стал. Шагнул со вздохом назад, и сел на свое место, с шуршанием доставая из пакета бумажный сверток с выпечкой и принимаясь щипать золотистую хрустящую булочку, чтоб хоть как-то перебить голод.

+1

14

Щедро плеснув вина – не меньше стакана – в зашипевшее пуще прежнего варево, Рамон аккуратно втиснул обратно в бутылочное горлышко тонко пахнущую пробку, отставив чуток сам «волшебный сосуд» зелёного стекла.
Шею и щёку защекотало дыхание Тана, заглядывавшего в «малосъедобную еду». Рамону вдруг стало стыдно. От меня же несёт, как от козла… сколько раз я пропотел и просох сегодня, а до душа так и не добрался. Однако, посредством косого – ну очень косого! – взгляда убедившись, что Сяошен принюхивается не к запаху его-немытого, а к пленительным ароматам прославленного блюда итальянской кухни, Трилья переступил с ноги на ногу, в последний раз помешал соус, постучал черенком ложки о край сковороды, чтобы стряхнуть жирные капли и кусочки почти прожарившегося фарша и, не то что не оборачиваясь, но даже не поднимая ресниц, улыбнулся:   
- За что ты будешь просить прощения? За то, что мы с тобой не обвенчаемся? 
Улыбка стала мягче и печальнее. Ни с того, ни с сего Рамону захотелось запросто погладить Тана по щеке, безо всякой подоплёки, а лишь как родного человека. Так делала покойная Эва, когда он вот так же стоял над душой, голодный.
- Или за то, что я оказался слишком богат для римской интеллектуалки левых убеждений? – не без горечи в тоне спросил он отшагнувшего назад китайца, - А во второй раз она, поскольку умна, сложила два и два: мою фамилию и газетные статьи о клане Трилья. «Выйти замуж за мафию» - на это, знаешь ли, не каждая отважится.
Рамон оглянулся и вдруг снова растрогался, увидев, что Сяошен отщипывает корочку от булки.
Как голубь...
- Скоро будет готово, сядем за стол, не ешь всухомятку, - мягко заметил профессор, - Как маленький… Мало тебе гастрита, ещё язву надо? Кстати… давай сюда зелень. И спагетти уже переварились, наверно. Вторая сковорода найдётся?   

0

15

- Вторую можно взять там же, где ты брал первую. Можешь взять любую - их там штук шесть разного размера. - Китаец развернул доску с зеленью, подхватил, передавая в руки Рамона, нахально не снявшись с места, только булочку свою отложив вбок. Правда, отложил ненадолго, лишь для того, чтоб не смахнуть ненароком на пол, а не из-за уважения к замечаниям младшего Трильи. Сяошен считал себя уже достаточно взрослым, чтоб самому принимать решения, чего именно ему хочется в этот конкретный момент. Но, ясное дело, сообщать об этом другу не стал. Достаточно было того, что он продолжил щипать мякоть.
- А что до венчания - в Амстердаме, кажется, давно уже узаконили однополые браки. Было бы желание и высокий смысл. - Ответствовал смешливо, глядя на Рамона из-под рваной челки и всем своим видом излучая широкую чуть ехидную улыбку. - Был у меня знакомый, который, бея себя копытом в грудь, доказывал мне, что лучшая жена - проститутка, которую забрали с панели. Не знаю, насмотрелся ли он "Красотки" и прочих фильмов в том же духе, но он в это верил. Я не буду говорить, что это закон законов, но он женат, женат на шлюхе, и вот уже восемь лет, как бесконечно счастлив и воспитывает детей. Вероятно, стоит сменить возможных римских интеллектуалок на что-нибудь не ниже их по уровню интеллекта, но попроще? - Не понятно было, шутит ли, или говорит серьезно - ни выражение лица, ни интонации не изменились ни на йоту. - В любом случае, кажется, я лезу не в свое дело. Стоило бы сменить тему, иначе ты окончательно затоскуешь.
Бросив в рот последний кусочек хрустящей булочной корочки, Тан поднялся, чтоб отойти к посудному шкафу и начать сервировать стол, коль скоро Рамон уже почти закончил свои кулинарные изыски. Расстелив на столе салфетки и расположив на них тарелки с приборами, мужчина слил макароны, прополоскав прохладной водой.
- Их куда? - Тряхнул в руке дуршлаком, сбрасывая лишнюю воду. - В сковороду, или на тарель, горкой?..

Отредактировано Сяошен Тан (2010-10-07 14:58:01)

+1

16

- Ладно уж, побуду Золушком, найду сам сковородку в твоей запущенной холостяцкой кухне, - Рамон подхватил разделочную доску и прямо ножом сгрёб в соус мелко порубленную зелень. – Совсем уже скоро можно будет… вкушать. Вот силос упреет и…
Трилья покосился на отложенное Таном хлебобулочное изделие. Вот я не понял, вроде китаец из нас двоих Сяошен, а косые взгляды сегодня исключительно по моей части. – Рамонито заметил, что Тан всё щиплет мякиш, и снова его пожалел. - Видать, правда, оголодал адвокатище…
- Даже не знаю, - сказал младший Трилья, отступая от плиты и задумчиво помяв переносицу, на которой частенько сидели очки, - То ли романтик твой приятель со своей теорией, то ли хитрец. Нет, безусловно, некое здравое зерно в его рассуждениях есть, но здравый смысл мне отчего-то подсказывает, что далеко не в каждой шлюхе можно найти хорошую жену. Сдаётся мне, ему просто повезло найти в куртизанке примерную супругу и образцовую мать. Но это один шанс на тысячу. Хотя… уж чего-чего, а путан в Риме – толпы.      
Сковородка и впрямь нашлась довольно быстро – в компании своих погромыхивающих разнокалиберных подружек, которые чуть не свалились на голову профессору, когда он неосторожно открыл кухонный шкаф.
- Per Bacco, - тихо выругался Трилья, ловя одну из посудин почти на лету. – Ты хоть иногда посуду прибираешь?..
Но приручение бешеной сковородки прошло успешно – в смысле, её чёрная блестящая ручка удобно легла в руку Рамона, опять шагнувшего к плите. От посудного шквала он даже перепутал бутылки, и схватил не ту, чуть не налив на сковороду вино. Возвёл глаза к небу, прошипел чего-то, и со стуком поставил то, за что вообще-то всуе помянутый Вакх и отвечал. Кто покровительствовал оливкам и продуктам их переработки, Трилья в горячке не вспомнил, просто щедро плеснул на тефлон масла, отвечая на вопрос о спагетти:
- Лучше чуточку прижарить, не лапша же. Во всяком случае, итальянцы так делают. Я привык, да и тебе, думаю, понравится, - и подставил сковороду под дуршлаг, левой рукой включая горелку.
До чего же, наверное, смешно и глупо мы выглядим со стороны… - Рамон спрятал улыбку и сунул сковороду на огонь, и договорил то, что пришло на ум до сковородного обвала:       
- А потом, поступи я по совету твоего романтичного товарища, меня лично всё время преследовало бы одно неприятное воспоминание… нет, вовсе не то, что мою жену кроме меня трахало пол-Рима, а как раз наоборот – то, что этот факт давал бы мне преимущество перед нею. Типа, ты по уши в дерьме, не к столу будь сказано, а я весь в белом, снизошёл до тебя и могу в любой момент выгнать, как приблудную кошку.   
Не сходя с места, Рамон убавил огонь, и вдруг хлопнул себя по лбу:
- Кофе! Кофе-то забыли!

0

17

- Я здесь живу раз в пол года. С чего ей быть ухоженной и прибранной? - Фыркнул Тан, с интересом наблюдая за перемещением товарища по его кухне.
В действительности все было куда хуже. Он бывал здесь настолько редко, что успевал забыть, что где стоит, какой код на дверях гаража на подземной парковке, и где включается свет в спальне. Что уж говорить о каких-то сковородках. Чаще всего китаец питался в ресторанах, потому что проще было отравиться сразу, нежели ужинать собственноручно приготовленной стряпней. Плюс, чаще всего времени на кулинарные изыски у него не было, да и не мужским это было делом, по мнению Тана. У плиты должна была стоять женщина, которой не было. И сколь угодно он готов был разглагольствовать о том, что Рамону необходимо жениться, но сам этого делать не был намерен - в ближайший десяток лет, уж точно.
Вывалив в сковородку макароны, да так, что те чуть не вывалились большей частью за край, Сяошен зашипел, скривившись, как тот шкодливый мальчишка - мол, мне очень жаль, но сожаления я не испытываю.
- Поправь их как-нибудь... а то они, как осьминоги... сейчас расползутся все... - Криво улыбнулся, изобразив лицом псевдо-вину и глянув в глаза с каким-то совершенно щенячьим видом. - Я нечаянно.
Избавившись в раковине от дуршлака, он по пути вынул из кофеварки стеклянную емкость, вылив остывшую давно уже темную жидкость и сполоснув сосуд под краном. Поставил на место, нажав клавишу и возвращаясь к столу, пока агрегат делал душистый эспресо.
- Оставим проституток. - Согласился мужчина, расплывшись в улыбке. - У меня другая идея. - Вытянув из пачки сигарету, Тан закурил, усаживаясь вновь на свой стул. - Дадим в газету объявление: "В меру упитанный мужчина в самом расцвете сил ищет спутницу жизни - кареглазую, волоокую, с образованием и воспитанием", - китаец характерным жестом вдоль собственного тела показал, где именно должны быть образование и воспитание, - "жгующую испанку, готовую возрадовать сего мужа детём и ухоженным домом". Или еще проще. Напринтим тебе на какую-нибудь футболку надпись "сдаю в аренду" и телефонный номер на груди. - Китаец хмыкнул и кашлянул, чуть не подавившись затяжкой, мотнув головой и прижав ладонь к глазу, куда дым попал. - Черт... Правильно... хватит над тобой глумиться... - Сам себя пожурил, отирая набегающие слезы.

+1

18

Два холостяка на полузаброшенной за ненадобностью кухне – зрелище, которое само по себе не может не быть комичным. А уж когда они трясут дуршлагом и бешеной  сковородой – вообще Чарли Чаплин отдыхает и нервно курит в сторонке. Рамону небрежно вывалившиеся на сковородку и вправду вкрадчиво расползающиеся во все стороны и за пределы посуды макароны напомнили не осьминогов, а кое-что ещё более неприятно и пугающее: каких-то инопланетных многоножек с длиннющими щупальцами. Кажется, был какой-то жуткий фильм про таких… как же он назывался-то?.. – ловко встряхивая сковороду, нахмурился Трилья, вспоминая, - А! «Похитители тел», точно! Там некие твари как раз запускали подобные спагеттины в хрупкие человеческие организмы, чтобы ими владеть и управлять. Помнится, когда смотрел в юности, было страшно.       
От встряхивания «щупальца», однако же, весьма покладисто убрались себе за сковородные бортики. Вот так-то! – довольно ухмыльнулся археолог. - Лежать! И не протягивать мне тут! Стоять-вариться! Жариться, то есть.   
Для верности он ещё и потыкал зашипевшую в разогревающемся масле пасту деревянной лопаточкой. Так полагалось по технологии приготовления, ну и… моральное удовлетворение – тоже причина. Пока Сяошен возился с приготовлением кофе, Трилья стоял и мешал на сковородках и спагетти, и соус. С двух рук, по-македонски.
Очень скоро в воздухе кухни начали сплетаться три приятных составляющих: табачный дым, кофейный аромат и шутки адвоката.       
- Сам в меру упитанный! – совершенно по-детски огрызнулся шагнувший с едой к столу Рамон, чуть не сев мимо кухонного стула от нарисованных Таном перспектив, – У тебя совесть есть? Я же всё это добросовестно вообразил: и волоокую испанку-зажигалку, которых тут, в Риме, ага, пруд пруди, и прогулки с номером телефона на груди… кошмар! Концлагерь какой-то! Скажи, а футболка не в продольную полосочку будет, чёрно-белую? – ехидно осведомился профессор, вытряхивая пасту на большущую тарелку наконец-то.
Сверху на горячие и уже абсолютно безопасные «щупальца», зарумянившиеся после добросовестной термической обработки, доморощенный кулинар вывалил горкой горячий же, с пылу, c жару, мясной соус.
- Кушать подано, - объявил Трилья тоном актёра, сорок лет отрабатывавшего единственную реплику и вложившего в неё весь жар одинокой души, - Налетай.     

0

19

Паста пахла просто изумительно, Рамон понял, что тоже страшно проголодался и, вооружившись ложкой и вилкой, навалил себе изрядную порцию спагетти болоньезе. Те шлёпнулись на тарелку усмирённым осьминогом, который истекал полупрозрачной томатной кровью и исходил душистым паром. Рот моментально наполнился слюной, профессор подвинул ногой кухонную табуретку, бодро уселся на неё и завращал вилкой. Но… недолго музыка играла. Даже первая толика вкуснятины не успела отправиться по природному маршруту – рот-глотка-желудок-далее-везде, как архитектор хлопнул себя свободной рукой по лбу. 
- Чёрт возьми! Вино! – Трилья вскочил, будто из сиденья табуретки ему в задницу выстрелила пружина. – Зря я, что ли, его покупал. Не пропадать же добру!
В три шага подлетел к кухонной тумбочке, украшенной натюрмортом а-ля малые голландцы, легко прихватил бутылку за горлышко, (на этот раз не обознавшись с масляной) перекинув её, взял за корпус, удобно устроив её в ладони. Снуя челноком, похлопал дверцами шкафчиков, обнаружил наконец бокалы тонкого стекла, и держа их за ножки в левой руке, вернулся с добычей к столу. Аккуратно сгрузил на него всё стеклянное, хотел было снова усесться и наконец пообедать… но, что-то заставило ео озабоченно нахмуриться:
- Танище, ты ешь, а я...  Мне позвонить надо, узнать, как там мои подопечные. Чего-то сердце не на месте. Сейчас вернусь и поговорим, чтоб уж ничего не отвлекало. 
Не дожидаясь ответа китайца, на ходу вынимая мобильный, Рамон вышел из комнаты. Номер Ульриха нашёлся быстро.

0

20

- Полоска в этом сезоне не в моде. Сейчас в моде лен и естественные оттенки. - Фыркнул китаец, улыбаясь до ушей и принимая тарелку с таким видом, будто его, год как, морили голодом. - Господи! - Выдохнул восторженно - то ли действительно пребывая в самом своем наилучшем расположении духа, то ли дурачась, - Ты настоящий талант! Эту красоту нужно в музей, а не на обеденный стол. Как же пахнет... - Вдохнул глубоко, ставя на стол свою тарелку и разворачивая, примеряясь с какой бы стороны начать. - Я даже не помню, когда последний раз ел нормальную домашнюю пасту... да и вообще, молчу о домашней кухне.
Вооружившись приборами, Тан принялся за еду, увлекшись не на шутку, и только вздрогнул удивленно, когда севший напротив него Рамон звонко шлепнул себя ладонью по лбу.
- Усядься ты уже, уймись, ну? Все склеится, пока ты метаться будешь со своим стеклом и бутылкой... - Только все речи были относительно бесполезны. У младшего Трильи явно с утра в одном месте засело шило, иначе он бы не метался так с места на место.
Тоскливо проследив за ним до самого дверного проема, Сяошен только головой покачал - а чтоб ему. Хочется обедать холодным, ну, значит, так и будет. Не объяснять же, что сев за стол, вставать из-за него до окончания трапезы не рекомендуют. Кроме того, с той скоростью, с которой исчезали с тарелки спагетти - к возвращению Рамона Тан будет занят только вином или кофе. А значит, пока тот будет есть - уже можно будет попортить аппетит вступлением в основную тему беседы.

0


Вы здесь » Диполь » Жилые кварталы города » Квартира Сяошена Тана


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC