Диполь

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Диполь » Италия: Рим » Римские катакомбы, портал


Римские катакомбы, портал

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

http://gigamir.net/upload/cache/659xs/img/gallery/33117/gallery_268289e5cc08a532ac41407d7ff31090.jpg

Подземелья, вход в которые известен лишь немногим посвященным и где пришельцы из параллельного мира могут укрыться от своих преследователей.

0

2

Организация спелеоархеологов «Roma saterrania» в полном почти составе высыпалась на неширокую, мягко говоря, римскую улочку, в которую с течением столетий превратилась древняя Аппиева дорога. До юго-восточных окраин Старого города добрались автобусом, который отъехал две минуты назад – в раскалённом воздухе ещё не рассеялся сизый дымок воняющего бензином выхлопа. По пословице семеро одного не ждут, но на деле одну ждали не семеро, а намного большее количество народа. Блондинистая Паола Тассини забыла дома мобильник и теперь досадливо утаптывала тротуар под прозрачным козырьком уличного телефона-автомата.
Ну ма-а-ама!.. как раз в этот момент проныла она. – Ну что я, маленькая, что ли! Да чего там опасного-то! Ну я же не одна спускаться буду! Я же тебе говорила, народу куча! – Паола оглянулась, наткнулась взглядом на своего молодого преподавателя и мелко затрясла кистью свободной руки, умоляя его подойти. – Вот тут синьор Трилья, помнишь, я тебе его показывала? Поговори с ним!             
С этими словами хитрая девчонка торопливо сунула ему трубку, пролепетав одними губами: «Пожалуйста, Рамон!». Тот растерянно её взял:
– Слушаю. Да, синьора Тассини… – горячие пальчики спрятавшейся за спиной Паолы впились ему в плечо, – Нет, ну что Вы, нет никакого риска!.. Хорошо, я лично прослежу за безопасностью Вашей дочери.
Сварливость из скороговорки римской матроны постепенно уходила – обычное чудо бархатистых интонаций Рамона. Он секундно позавидовал пусть суетливой, но искренней материнской заботе и, вежливо простившись, отступил на шаг, предоставляя Паоле закончить разговор, но неблагодарная пигалица сперва замахала руками на протянутую трубку, а потом со звоном брякнула её на рычаг.
Дурочка, – Трилья пожал плечами. – Не понимает, как чудесно, когда есть мама, которая позаботится, пускай даже иногда чересчур опекая. Сеньор Эрнан вот наверняка отдал бы не половину, а всё своё состояние целиком за то, чтобы его сыновья не остались сиротами… но ни младшего, новорожденного ребёнка, ни мать много лет назад спасти не удалось.

0

3

День не задался с самого утра. Мало того, что Габриэль проспал, точнее забыл поставить будильник, он опоздал к месту встречи студентов для спелеораскопок. Чертыхаясь, парень не смог быстро поймать машину. Разоровавшись, Лунтан все же остановил машину. Назвав адрес старого города, немного волнуясь поехал на место раскопок.
Слава Богу, картина, которая предстала перед Лунатом, очень обрадовала парня. Выйдя из такси, он одел рюкзак на плечо и подошел к стоящгруппке людей. Все действие происходило возле телефона-автомата. Преподаватель разговаривал с чьей-то патерью по телефону. Изогнув бровь, Габриэль тихо засмеялся, закуривая в сторонке. Ему не терпелось зайти в пещеры и то, что вся процессия тормозилась из-за какой-то блондинки, забывшей дома телефон, только злило его.
-Нет, ну что Вы, нет никакого риска!.. Хорошо, я лично прослежу за безопасностью Вашей дочери.
Габриэль усмехнулся, услышав это. Впрочем как и несколько других студентов, что не могли дождаться попасть внутрь. Лунтана в отличии от других студентов волновало помещение в пещере чисто с исторической точки зрения. Да, подождать он мог, но подобные ситуации раздражали...
Устав от ожидания, Габриэль скинул рюкзак о входа в пещеру и сел прямо на землю в тени, продолжая курить, прикрыв глаза.

0

4

Трилья передёрнул плечами, чтобы пропотевший насквозь трикотаж тёмно-жёлтой футболки отлип от лопаток. Хитрюга Паола, свободная теперь, как птичка, не нашла ничего лучше, как заняться наведением порядка в своей сумке. Оно понятно, после лихорадочных поисков мобильника порядка там не было и в помине, но… К счастью, синьорина Тассини прибиралась в мягких сумочных недрах на ходу. В её предках наверняка были родственники Цезаря. Того самого, Гая Юлия, умевшего делать сразу несколько дел, потому как вдобавок девчонка вовсю стрекотала с подружками, и стреляла глазами по сторонам… точнее, в симпатичных практикантов и новичков.       
Рамон машинально пошёл следом за девушкой. Ему тоже хотелось в недра, но другие. Всё-таки изредка и археологом быть приятно – спуск в прохладные подземелья чудился райским блаженством после пекла улицы с призрачно дрожащим знойным маревом над расплавившимся асфальтом, из которого приходилось буквально выдирать подошвы кроссовок.
На пару секунд Паола замолкла, покосившись на длинноволосого парня, усевшегося прямо на булыжный тротуар, и подпирающий спиной стену усыпальницы. Как можно сидеть на раскаленных камнях?.. Трилья всмотрелся внимательнее, замедлил шаг, сосредоточенно нахмурившись, вовсе остановился перед молодым человеком: 
- Ты новенький? Наш, в смысле, из группы?

0

5

Казалось, что прошел уже целый день. Без музыки было тяжко. Габриэль забыл плеер в номере отеля и сейчас ему было очень тоскливо ждать всех. Он боялся. что опоздает... Мог еще кофе выпить и даже позавтракать... Парень сидил откинув голову к стене и получилось так. что только она и была в тени. Все остальное пеклось на палящем солнце. Спасибо натуральной ткани. все было не так тяжело. Парень сидел, напевая тихо какую-то мелодию. приевшуюся на языке и думал о том. что сечас спустится со всеми вниз и окунется в любимое занятие.
Где-то во внешнем мире начало происходить движения. Габриэль услышал шаги, видимо все пошли внутрь. Вот сейчас он поднимется и пойдет следом. Сейчас... Вот сейчас... Черт, подняться бы... Лунтану вдруг стало ужжасно лень вставать с этого местечка. Еще бы коктель в высоком стакане с цветной соломинко и ярким зонтиком и музыку... Ненавязчивую такую, легкую...
- Ты новенький? Наш, в смысле, из группы?
Голос доносился откуда-то сверху и очень очень близко. Парень лениво разлепил глаза, щурясь от яркого света. Подставив ладонь ко лбу, он создал некоторое подобие тени для глаз и посмотрел на источник звука. Над ним стоял молодо человек. Тот самый. что говорил минуту назад по телефону. Опустив голову, парень посмотрел на заходящих внутрь студентов. Некоторые смотрели на него с непониманием и интересом. Не спеша отвечать. парень медленно поднялся, вздыхая с горячего асфальта, отряхивая штаны и вешая на плечо многострадальный рюкзак.
-Ну я... Только я не из группы. Не студенческий. Я подавал заявку на раскопки и исследования. Из приехал из Венеции. Если Вы старши. то Вам наверное, должны были сказать.
Голос Лунтана был немного сонный и ленивы, парень не мог проснуться без привычной дозы кофеина. которую его организм сегодня не получил...

0

6

О, товарища совсем разморило, – понял Рамон, наблюдая, с какой задержкой парень откликается на простой вопрос и как медленно поднимается на ноги и вешает на плечо рюкзак. – Ещё не хватало, чтобы ему головушку напекло! – Трилья озабоченно посмотрел в зелёные мутноватые глаза. – Чего тогда делать станем? Инструктор, конечно, владеет простейшими навыками медпомощи, но до чего же некстати будет тепловой удар…
- Из Венеции? – переспросил Рамон, оглядываясь в поисках как назло запропастившегося инструктора, парамедика недоделанного. – Из Венеции – это хорошо, конечно. И мне бы наверняка сказали, будь я тем самым старшим. Но, увы или к счастью, я – не он. А он – во-о-он.
Рамонито кивнул на руководителя группы, собирающего студентов в компактную толпу, как наседка цыплят перед входом в усыпальницу.
- Поговоришь с ним, только давай внутрь зайдём, – мягко сказал профессор парню, – Там так или иначе прохладнее, и беседовать приятнее. Пошли. Мы и так отстали.
Если он из Венеции, запросто можно обморока дождаться, – досадливо, но не показывая этого, снова подумал Трилья, открывая перед гостем итальянской столицы решётку усыпальницы. Чугунные прутья раскалились так, будто их только что вынули из кузнечного горна. Захотелось подуть на пальцы, но вместо этого Рамон сделал шаг в сводчатый портал катакомб, в долгожданную тень. Следующий шаг был уже вниз – почти сразу от входа начиналась пологая лестница, вырубленная в камне.

0

7

Поболтать здесь явно многие любители. А вот как насчет работы? Габриэль получил полный и развернутый ответ на свой скромный вопрос. Вопросов не было. Обтился к нему явно не главный группы. Кто же тогда?
-ПРошу прощение, а Вы тогда кто в этой компании?
Габриэл провел заинтересованным взглядом по мужчине перед ним, ища в его внешности хоть какие-то отличительные признаки, говорящие о его положении в этом предприятии. Но ничего подобного взгляд Лунтана не нашел. потому решил действовать постепенно.
-Меня ховут Габриэль Лунтан.
Пока они разговаривали, парень заметил краем глаза, что все уже прошли в место раскопок. Незнакомец предложил последовать их примеру и парень недолго думая прошел в открывшуюся перед ним колитку, окунаясь с первых шагов в ледяно воздух  холодного камня. В первые минуты здесь можно было кайфовать, но проведя довольно долгое время, можно было и замерзнуть.
Габриэль спокойно пошел вниз в катакомбы, смотря во все глаза на каменные стены вокруг небольшого коридора вниз. Он слышал сзади шаги мужчины. Хотелось что-то спросить. но сечас мозг не вполне здраво соображал. Впереди слышались оживленные голоса и были видны огни ламп дневного света.
-Разве не опасно зажигать ярки свет в непроверенном месте? Это может уничтожить цвет возможных красок или тонкую структуру...
Габриэль не оборачивался. зная. что мужчина его прекрасно улышал. Думать, что Габриэль обратился к кому-то другому было бы ложным решением.

0

8

- Я-то кто? – на ходу Трилья пожал плечами на задиристый вопрос юного волосатика. - Я просто участник организации «Roma saterrania». Немножко отец-основатель, но без должности. 
По мере спуска становилось прохладнее, не до холода, разумеется, но после жары очень даже ощутимо. Молодой профессор снова повёл плечами – взмокшая футболка теперь неприятно холодила спину. Да и парень как-то уж больно пристально посмотрел. Пронзительно.
- Да, ты прав насчёт ламп, Габриэль, - всё так же спускаясь и тем самым указывая дорогу, бросил ему Трилья. – Но вот насчёт непроверенного места… Это ты загнул, конечно. За две тысячи лет в преддверии, так сказать, римских катакомб уже осыпалось и облезло всё, что могло осыпаться, выцвести и облезть. Местечко-то людное, одних родственников в усыпальницы переходило сколько… А сейчас вон туристов водят каждый божий день с утра до ночи.
Рамон кивнул на группку вездесущих пожилых японцев, по случаю зноя поголовно одетых в белое и бейсболки, обутых в кроссовки и с фотоаппаратами на каждой груди. Вспышки фотомыльниц то и дело озаряли оштукатуренные каменные стены, покрытые остатками росписи. Профессор-археолог неодобрительно покачал головой. Муниципалитету Рима тоже никак не удавалось найти компромисс между  выгодой и сохранением исторического наследия. В смысле – выгода побеждала. А что ж делать-то? Рим – это ж не Затерянный город в колумбийских горных лесах, тут туристам как мёдом намазано.   
- И потом, мы же не станем толпиться прямо здесь, как эти японские бабушки-дедушки. Мы поглубже пойдём. Вот сейчас пару поворотов сделаем, и облачаться надо будет, амуницию вздёвывать… - Рамон с тревогой взглянул на новенького. - У тебя, вообще-то, хоть какая-то физподготовка имеется? А то ведь, знаю я... Когда учишься на историка, тебя в университете не обучают спускаться по канату, или нырять с аквалангом в затопленную канализацию. Вот тут-то и нужны спелеоархеологи. 

0

9

- Я-то кто? Я просто участник организации «Roma saterrania». Немножко отец-основатель, но без должности. 
Мужчина шел впереди и не мог видеть лица Габриэля, которы остановился на секунду, не веря, что видит перед собой столь важную шишку. Придя в себя, парень поправил рюкзак на спине и пошел дальше. Приятная прохлада ласкала разгоряченную на ярком солнце кожу, а голова начанала светлеть от этой температуры. Он мало любил жарки и душный Рим, а в этом году город превратился просто в адское марево. Температура зашкаливала за 40... В какой-то момент парень с наслаждением вспомнил свою лодку, которую он так любил. Он неплохо зарабатывал на туристах, катая их "частным извозом" по Венеции, а те разинув рты, фотографировали окружающие здания так, словно видели перед собой дворцы.
-Но вот насчёт непроверенного места… Это ты загнул, конечно. За две тысячи лет в преддверии, так сказать, римских катакомб уже осыпалось и облезло всё, что могло осыпаться, выцвести и облезть. Местечко-то людное, одних родственников в усыпальницы переходило сколько… А сейчас вон туристов водят каждый божий день с утра до ночи.
Мужчина мог услышать скрип зубов парня при словах о туристах. Габриэль споконо шел, смотря на толпы люде. пешающиеся под ногами.
-Здесь ведь, если я не ошибаюсь, следы старинных акведуков. Как они могли пустить сюда туристов? Что бы те разграбили последнее на сувениры?
Лунтан фыркнул, услышав дальнейшие слова мужчины. Пожалу слышком громко... Но испугаться, обидил ли он начальство или нет, Габриэль не смог. Решив как-то сгладить все же надменную тишину, Габриэль повернул за мужчиной.
-Обижаете! По скалам конечно не лазил. Негде было, но я быстро учусь и на физподготовку я не жаловался никогда... Так же как и другие... - Габриэль улыбнулся немного, видя уже впереди их финиш.

0

10

- Акведуки наверху, - ненавязчиво поправил Рамон парня. – А внизу – Её Величество Клоака Максима, усыпальницы, подземные храмы... Туда, правда, туристов не очень пускают. Разве что паломников изредка…
Беседу Рамон вёл рассеянно, да и ответы своего молодого собеседника слушал вполуха, потому что вполглаза следил за тем, как остальные фанаты археологии поочередно сворачивали в нужный коридорчик. Трилья уже слышал звон ключей в руках заведующего матчастью и скрип неважно смазанной решётки. Перед опасностью в катакомбах все равны – и седобородые профессора, и беспечные студентки. Техника безопасности в «Roma saterrania» всегда находилась на уровне, но каждый раз таскать с собой под землю снаряжение было неудобно, поэтому ещё зачинатели группы облюбовали для хранения спецодежды и снаряжения одну из крипт, в заброшенном отнорке основной линии подземелий. И хотя в Риме наверху ворья было полно, ни разу ещё никто не забредал с преступными намерениями в этот своеобразный аппендикс катакомб. Неподалёку кончался ряд неярких уже ламп, и дальше проход в каменных норах терялся в вековечной тьме. 
- С физической формой твоей мы разобрались, - легко сказал Рамон, обернувшись к новенькому-венецианцу, - А как насчёт клаустрофобии? Не страдаешь?
Не хватало нам ещё паники в дружных рядах…
– Это уже не работа, это страсть, - расслышал Рамон возбуждённый рассказ кого-то из ребят, и улыбнулся, подталкивая легонько в спину Габриэля. - Это хочется делать, и не потому что приятно, а просто знаешь, что каждый день можешь найти ещё один кусочек мозаики, которая складывает историю Рима.
Всё верно, все мы тут энтузиасты и одержимые… - затворив за собой решётку, на этот раз приятно холодившую пальцы, Трилья привычно огляделся. Переодевание уже начиналось. Парень… как же его зовут?.. Ах да, Марио, помог подружке вытащить тяжёлый баул со снаряжением и достать оттуда необходимую амуницию. Прочие девицы, не обременённые преданным кавалерами, как могли, справлялись сами.   
Хрупкости девушки не спрятать под защитным комбинезоном. Паола заливалась смущённым румянцем, пока Марио застёгивал многочисленные пряжки страховочной сбруи – уж больно это походило на деловитые ласки. Последним был деловито затянут под её остреньким подбородком ремешок ярко-жёлтой строительной каски. Кто-то из ребят, проходя мимо, насмешливо шлёпнул сверху по её чуть выступающему прямоугольному гребешку.

0

11

Казалось, что эта дорога никогда не закончится. Но вот уже лампы стали все реже и все бледнее. Единственное, что волновало Габриэля - это доступ кислорода в эти катакомбы. но видимо все было уже предусмотренно. Он лишь пожал плечами, отгоняя от себя легко все подобные мысли. Он спокойно шел за мужчиной. а впереди виднелись студенты этого унверситета. который и устроил подобные исследования.
- С физической формой твоей мы разобрались. А как насчёт клаустрофобии? Не страдаешь?
Почему-то Лунтану стало очень смешно от этого вопроса. В Риме спрашивать про столь необычную болезнь...
-Сеньор, Вы отельные номера в этом городе видели? Эти катакомбы могли бы позавидовать им. Нет, ничем я не страдаю, ни клаустрофобие, ни перепадами давления, ни сердечно-сосудистыми заболеваниями, ни неврологическими.
Габриэль широко улыбнулся начальству, заворачивая за угол и смотря на одевающихся студентов. Улыбнувшись на высказывание о том, что то, чем они занимаются не просто работа, Габриэль скинул рюкзак на землю и достал один из костюмов. Периодически он замечал на себе довольно странные взгляды студенток, которые явно не понимали кто он такой и что он здесь делает. Так же пожав плечами, он спокойно затягивал ремни на своем костюме.
-Простите. Вы не поможите мне?
Габриэль поднял голову. видя перед собой юную особу, сверкающая своим декольте. Первое же, что захотелось сделать Габриэлю застегнуть молнию ее костюма по самый подбородок. что парень и сделал без зазрения совести. Закатив глаза к нему. он посмотрел на единственного знакомого ему здесь человека.
-Тут всегда так? - тихо произнес он, держа каску в руки и доставая из своего рюкзака крепежи для канатов.

+1

12

Шутка Габриэля вызвала у Рамона усмешку. Действительно, во время туристического сезона столпотворение в римских отелях лишь не многим уступало вавилонскому. Надо же, тринадцать лет прошло, а ничего не изменилось, - Трилья кивнул, улыбаясь. Он ещё не забыл, как четыре года ютился в многоместном номере дешёвой гостинички, пока не смог, наконец, снять свою первую квартиру.
- Здоровый, значит, - улыбнулся он бравому студенту. - Ну и чýдно.        
И запасливый, к тому же, - удовлетворённо отметил Рамон, вытаскивая из каменной ниши именной баул и наблюдая, как венецианец извлекает из своего рюкзака костюм, почти неотличимый от тех, что хранились в крипте. – Подготовился парень, молодец. 
Не один профессор бросал на новенького оценивающие взгляды. Девчонки-студентки, которых в группе было немало, (что всегда удивляло Трилью, не понимавшего, чего искали в катакомбной тьме сии хрупкие создания) тоже положили глаз на ллинноволосого-симпатичного. Одна любительница спелеоархеологии немедля подрулила к Габриэлю, умильно моргая ресничками, и прося помочь застегнуть комбинезон. Рамон знал ее:  Алессия Франкетти с третьего курса, липнет ко всем, кто носит брюки. Венецианец не отказал: в ответ на просьбу молния в его руках надрывно взвизгнула, девица, кажется, тоже – собачка застёжки чуть не прищемила ей кожу на подбородке. Несостоявшуюся воздыхательницу и унесло от парня со скоростью молнии. Улыбку Трилья скрыл, присев на корточки и наклонив голову – надо же достать облачение.             
- Тут всегда так? – донёсся сверху тихий вопрос Габриэля, вертевшего в руке каску.
- Тут всегда ещё и не так, - усмехнулся Рамон, на миг поднимая глаза. – Эти дети подземелья весьма любопытны и игривы, как ни странно. Темнота - друг молодёжи, знаешь ли...   

0

13

Рамон вновь опустил голову, на миг сосредоточился, и это отсекло внимание от весёлого и суетливого гомона переодевавшихся девчонок. Вжиканью молнии на расстёгнутой профессорской сумке вторил ещё какой-то слабый, но неуместный звук. Трилья не успел удивиться ему, потому что к жужжанью добавилось тактильное ощущение – на поясе завибрировал мобильный. То, что он работал здесь, в подземельях, вовсе не было удивительным – на первом ярусе катакомб те же японские дедушки-бабушки вовсю отсылали mms-ки своим погрязшим в косплее розововолоым внукам, чтоб хоть так приобщить их к античной истории. Выпустив из пальцев «собачку» застёжки и оставляя полураспахнутой мягкую пасть баула со снаряжением, Рамон схватился за футляр на ремне своих бежевых джинсов.
Неужели? – он ждал этого звонка и почти отчаялся дождаться, но Четтина всё-таки решила прервать томительную неизвестность. Сердце археолога пропустило удар. Он тяготился отсутствием ответа и в то же время до озноба боялся его услышать. Вдруг эта принципиальная красавица даст окончательный отказ на предложение руки и сердца? Второго, между прочим, предложения.
Увы. Пожилая, но на диво сообразительная Nokia явила на экране не тонкое женское лицо будущей невесты, а всего лишь краткий отчёт о полученной sms. Но от кого! – младший Трилья глазам своим еле поверил, прочитав подпись под кратким текстом. Уж больно нечасто Тан баловал его визитами.
Да-а… иронист Сяошен в репертуаре, - хмыкнул Рамон. - Битые горшки… если чего и разбилось здесь, то ещё одна моя надежда.
Не вставая с корточек, Трилья быстро набрал ответное сообщение.
Однако усмешка тут же сменилась гнетущим беспокойством: почему вдруг приехал Тан? Случилось что-то? С отцом? – и Трилья-младший набрал следующую sms.

0

14

- Сегодня у нас в программе синьора Клоака Максима! – объявил руководитель группы взволнованным и немного растерянным новичкам, – Интереснейшее место, между прочим, не морщите носы. Ну, пованивает немного, зато вы увидите, откуда брали воду все городские водопроводы и фонтаны, сами пройдётесь по древнейшей канализационной системе мира. Она до сих пор в рабочем состоянии. Разве это не прекрасно?! 
Рамон усмехнулся, услышав это. До двойного металлического звона ответной sms-ки он успел сделать много дел: сунуть мобильный в футляр, не застегнув его, однако, зато до конца расстегнуть свой баул, глянуть в него, убедиться в сохранности снаряжения, вновь закрыть молнию одним плавным длинным движением. Потом прихватить ладонью ручки, выпрямить колени, поднимаясь с корточек, кивнуть любознательному студенту из Венеции, прежде чем отойти и, вновь устанавливая сумку в нишу, ответить не менее любознательной студентке на вопрос «Профессор, а Вы, что, уходите?»
- К сожалению, Аллегринья, возникли неотложные дела. Синьора Клоака Максима сегодня обойдётся без меня. Мы встретимся в другой раз.
Аллегра скорчила огорчённую гримаску – один из объектов очаровывания выходил из игры, но молодой профессор ободрил её мягкой улыбкой. Устроив баул в каменной выемке, чтоб не выпал, Рамонито отошёл в сторонку, прислонился плечом к стене. Теперь можно было спокойно прочесть sms от Тана. Текст её напоминал старую шутку: «Дайте напиться, а то так есть хочется, что переночевать негде».
А может, и к лучшему, что горшки и скелеты отменяются, - улыбнулся Рамон. – В конце концов, устрою себе нечаянный выходной… нельзя же всё время быть белкой в колесе. Я в отпуске не был… сколько?.. Лет пять. Всё. Гуляем сегодня. И что у Тана за разговор, интересно?         
Проходя мимо Марио, Трилья услышал, как парень вновь взахлёб рассказывает Паоле, у которой даже хорошенький ротик раскрылся от любопытства: 
- Когда нашли фрески, некоторые археологи из наших почти плакали. Потом, конечно, любой обыватель может прийти в музей и посмотреть на них в спокойной обстановке. Но если видишь их первым, это такой кайф! Адреналин в венах прямо бурлит!

0

15

Выйдя в коридор из схрона организации, Рамон умерил шаг, а потом и вовсе приостановился, чтобы сообщить китайцу кое-что… важное, не важное, но зачем заставлять человека ждать. Большой палец привычно давил на кнопки, набирая sms:
Отослав сие многообещающее сообщение, он сунул аппаратик в футляр, украдкой оглянулся – нет ли поблизости кого из студентов, дабы не уронить… честь там профессорскую, или авторитет, или себя любимого, споткнувшись…  ну чего-нибудь не уронить, и пустился бегом по коридору мимо балдеющих в подземельях туристов, задирающих головы к выдолбленным каменным сводам. Голова самого археолога была занята подсчётами – нет, совсем не возраста катакомб, а того, хватит ли наличности в кошельке, для того, чтобы купить продукты и чего пожиже, но понужнее, или придётся заезжать домой. Выскочив на солнечный свет из подземной тьмы, Трилья решил, что денег должно хватить, не стал дожидаться автобуса, чтобы не задыхаться в нём вместе с несчастными провяленными пассажирами, а свернул в ближайший проулок и так же бегом припустил на другую остановку, транспорт с которой привёз бы его аккурат к супермаркету неподалёку от квартиры Сяошена.

Квартира Сяошен Тана

0

16

Фонтан Треви с "забегом" в отель. <==

Разумеется, по прибытии в отель у них возникли проблемы. Точнее – не у них, а у самого Патрика. Как гений и предполагал, растерянный и смущенный портье начал разводить руками в ответ на просьбу выдать запасной ключ от номера.
- Синьор Фалькон, я все понимаю. Но войдите и в мое положение, основной ключ утерян, и я не имею права…
Молодой человек, и так уже измотанный началом дня и его несуразным продолжением, чуть не рявкнул, что он сейчас войдет, только не в положение, а… От подобного поступка удержало лишь присутствие рядом Летиции. Медленно переведя дыхание, Фалькон потребовал телефон, набрал номер. Коротко переговорив по телефону, протянул трубку портье. Тот, выслушав все, что ему сказали, несколько побледнел и торопливо отдал запасной ключ. Так же торопливо провел регистрацию спутницы Фалькона. Молодой человек проводил француженку до номера и вернулся к себе. А уже через несколько минут они снова встретились в фойе и отправились к катакомбам. По пути Патрик молил всех богов, чтобы ничего больше не сорвалось.
И вот теперь они шли по довольно широким пещерам. Где-то впереди раздавались голоса экскурсантов, очевидно, явившихся на осмотр достопримечательностей. Патрик понадеялся, что среди них будут и те, кто ему нужен. А именно – руководитель реставрационной экспедиции, профессор археологии Рамон Трилья и «заказанный» китаец. С первым Фалькон планировал пообщаться довольно тесно, второго достаточно было только увидеть.
Звук шагов рикошетом отдавался от каменных стен, эхом распространяясь вглубь и вдаль, фонарик в руке Художника выхватывал из темноты фрагменты окружающей обстановки. Иногда Патрик бросал короткие взгляды на свою спутницу, пытаясь определить по выражению ее лица настроение.
- Знаете, мадмуазель Летиция, мне сейчас пришла в голову забавная мысль. – Хотя говорил Художник о «забавном», но голос его был спокоен и в нем не проглядывалось ни нотки смеха или веселья. – Мы с Вами сейчас похожи на героев одной старой детской книги. Том Сойер и Бекки Тэтчер. Вот только встретить индейца Джо здесь вряд ли возможно.

+1

17

Фонтан Треви с "забегом" в отель. <==

Да, это было похоже на гонку. Она наблюдала, стараясь как можно четче определить возможности Патрика, чтобы смоделировать его поведение и предполагаемые действия в ситуации, способной негативно отразиться на ее физическом состоянии или на результате порученного ей задания по привлечению внимания дона итальянского наркокартеля к ее скромной персоне и последующего уничтожения одного из рассадников болезни разума и пресечь их, желательно на корню. Проще говоря, просчитать свои действия, чтобы не сорвалась операция по разгрому базара для любителей  прогуляться в paradise artificiel* посредством набивания себя всякой дрянью.
Интересно. Кажется, он с удовольствием послал бы всех, наорал и изничтожил, но как держится. Готова похлопать и даже кинуть букетик, за такую выдержку
Номер, по которому звонил Фалькон, заинтересовал ее до крайности.
Связь с нужными людьми. Caramba!* Дорого бы отдала, чтобы узнать, кто это был. Хмм... Надо запомнить этого портье. При случае, попробовать выяснить, что, как и с кем
Катакомбы впечатления на нее не произвели. Пещеры как пещеры. Ну и что, что с исторической ценностью. В любой вещи Рене прежде всего искала выгоду. И не видела смысла с горящими глазами любоваться на что-то, изобретенное сотни лет назад. Взять на заметку, проанализировать, знать предмет для разговоров с увлеченными - это да. Но самой... В общем, пришибленность все же была на руку.
Сдержанное восхищение, спокойное изучение. Даже помедлила, словно что-то рассматривая. Любуясь на простые камешки.
...мадмуазель Летиция...
Все же, надо было представляться по фамилии. Выглядит сие обращение довольно непонятно.  Нет, разумеется, понятно, но... Ладно, все бывает в первый раз.
-Признайся просто, что ты деревня. И что это тебя нервирует.

Детские книги Рене читала исключительно в школе, в младших классах. В общем, это было упущением. Да, она помнила что-то из этой книжки, но это было до того, как она стала планомерно учить длинные тексты, тренируя память, и "Том Сойер " так и остался мотаться смутным туманом на задворках памяти.
А Летиция должна это помнить
- Оптимистично. Значит, мы отсюда выберемся, - чуть улыбнулась, рассеянно.
- В пещере угрюмой, под сводами скал,
Где светоч дневной никогда не сверкал,
Иду я на ощупь, не видно ни зги,
И гулко во тьме отдаются шаги.

И кто-то со мною как будто идет,
Ведет в лабиринте вперед и вперед.
И, вскрикнув, я слышу, как тотчас вокруг,
Ответный, стократный, разносится звук... - ,
негромко. До конца читать не стала - еще не так поймет. Художники, они странные.
- Интересная работа. Настоящая. Не снятся потом люди былых времен? Призраки, раскрывающие тайны. Грозящие, предупреждающие. Говорят, прошлое овсегда рядом, главное, суметь его почувствовать... Кстати, куда мы направляемся? Вы не похожи на человека, способного отправиться на экскурсию ради праздного любопытства, -  чуть повеселее, словно говоря "в отличие от меня, эх, жаль, у меня мало времени" - Экспедиция впереди нас.  Смотритель всего этого музея под слоем камней или археологи? - забавное любопытство. Словно пытаясь звуком голоса разогнать тьму и перестать бояться.
---------
*фр - искусственный рай
*исп - черт возьми

+2

18

- …Не снятся потом люди былых времен? Призраки, раскрывающие тайны. Грозящие, предупреждающие.
- Нет, «мальчики кровавые в глазах» по ночам не стоят. – Он почему-то очень хорошо помнил эту фразу из русской классики. А вот продекламированного стихотворения не знал.
- Вообще-то именно к экспедиции мы и направляемся. Там должен находиться глава археологического общества, которое меня пригласило реставрировать раскопки.
Патрик повел рукой, выхватывая светом фонаря из темноты фрагмент рисунка на стене. Затем обернулся к спутнице. Фалькону показалось, что на лице девушки мелькнуло выражение, похожее на скуку. Хотя это могло лишь показаться в неярком свете фонарика.
- Вам здесь не интересно, мадмуазель? Или страшно? - Легкое внимание, не переходящее, впрочем, в чрезмерную опекунскую заботу. – Обещаю постараться стать более интересным гидом и вывести Вас, куда Вы пожелаете, как только встречусь с моим потенциальным временным начальством.
Художник чуть ускорил шаг, впрочем, стараясь идти так, чтобы девушка не отстала. Да и самому споткнуться о мелкие камешки под ногами не хотелось. Предложить же держаться за его руку не предложил, памятуя о том напряжении, которое ощутил, когда помогал подняться во время происшествия с машиной.
Нужна будет помощь – сама попросит.
Добравшись до группы людей и подождав, пока экскурсовод закончит очередную фразу, Фалькон полюбопытствовал – где он может найти господина Рамона Трилью – руководителя раскопок.
- Синьор Трилья покинул нас. – Вполне доброжелательно ответил экскурсовод. И даже не полюбопытствовал - кто спрашивает руководителя раскопок. Что несколько удивило Патрика. Мало ли - кто и зачем интересуется местонахождением Трилья... – Ему кто-то позвонил, и синьор Трилья ушел.
Патрик с досадой стукнул кулаком по каменной стене пещеры.  День явно не задался с утра и неприятности – пусть даже мелкие – продолжали преследовать Гения.  Теперь вот придется искать этого Трилью по всему Риму. Это если он еще не убрался в другой город или, не приведи боги, в другую страну. И куда его понесло? Ведь договаривались же о встрече.
Патрик повернулся к девушке. Постарался улыбнуться, хотя в душе уже «накипало» раздражение.
-Кажется, мадмуазель, наша прогулка по катакомбам закончилась гораздо раньше, чем я предполагал. Того человека, который был мне нужен, здесь нет.
Он умолчал о том, что присутствия второго – китайца – тоже не наблюдалось. Впрочем, последнего можно было повстречать,  разве что отыскав первого. Впрочем, поиски он планировал производить, уже выбравшись на поверхность. «Избавляться» ли перед этим от своей спутницы или нет – этого Патрик еще не решил. Вполне возможно, что придется воспользоваться «услугами батарейки», так как эмоциональные выплески  все же отбирали силу и энергию, а то, что приходилось все время держать себя под контролем, выматывало еще больше.
Черт. Еще с ней придется говорить о возможности работать с ней, как с «батарейкой». Интересно – тоже откажет, как и Иверс. Или хоть тут мне повезет?
Молодой человек невольно поморщился. Затем снова обратился к спутнице.
- Раз уж планы так резко изменились, то… куда бы мадмуазель желала бы направиться?

Отредактировано Патрик Фалькон (2010-11-11 20:06:05)

0

19

- Ясно, ясно, все предельно ясно, - почти пропела.
- Нет, что Вы. Все замечательно интересно - это ведь целый неизвестный мир, мир прошлого. Мы можем только предполагать, опираясь на письменные источники, что происходило здесь,  о чем думали существа, спустившиеся в катакомбы много веков назад, чего желали, о чем мечтали, на что надеялись. Ловлю на слове, - - немного нервно и все равно улыбаясь.
Еще осталось придумать какую-нибудь донельзя сентиментальную легенду и все, суши весла. Снизь градус пафосности
Он чуть ускорил шаг и она чуть поотстала. Совсем немного. Дышать - часто-часто, но медленно, и еле слышно. Хрипы, спотыкания, красное лицо и прочие прелести - это достаточно просто, но не эстетично. И так переиграла.
Трилья?! - слава тому, кто там за все это безобразие отвечает, Фалькон стол к ней спиной. Иначе удивление, ясно читавшееся на лице в течение нескольких секунд, могло его насторожить.
Плюс один, в Вашу пользу, месье Фалькон. Рамон Трилья
В памяти всплыло досье, которым ее любезно снабдило управление года три назад.
Младший сын... Археолог.. Ну это и так понятно. Руководитель. Хмм. С семейным бизнесом не связан - по крайней мере, на тот момент. Скудно. О нем бы я и не вспомнила. Так, Рене, тебе надо к итальянцам. Следовательно, контакт с колумбийцем будет не выгоден. Наоборот, итальянцам надо содействовать. Пусть они подомнут конкурентов, а после отправятся... Хотелось бы сказать "на тот свет", да  не дадут такой шикарной лицензии на отстрел. В общем, это на будущее
Теперь спутник не сдержался. Довольная улыбка так и осталась только в воображении.
Она ахнула, подошла ближе и осторожно дотронулась до его ладони. Терпимо.
- Не расстраивайтесь. Найдется пропажа. Может, так надо для блистательного будущего... Вы не поранились? О, знаете, это даже неплохо, - улыбка, улыбка. улыбка. Скулы уже побаливали.
- Я впервые в этом городе. Ничего не знаю и даже не представляю, куда идти. Может быть, в кафе?

+1

20

Рука отозвалась на удар сильной болью, кожа была рассажена грубым чуть щербатым камнем стены. Художник не отличался крепким телосложением и. несмотря на свое позитивное отношение к боли во время любовных игр, обычно не особо предавался радости, когда  в мозг поступал сигнал о причинении вреда организму.  Фалькон сжал зубы, судорожно втянув сквозь них сухой и теплый воздух пещеры. К тому же постоянная улыбка спутницы начинала уже раздражать.
Словно механическая кукла. – Мелькнуло в голове. – Зачем она так себя ведет? Хочет понравиться? Или просто из вежливости? Нет, я понимаю – улыбка зачастую красит человека и придает словам и поступкам более миролюбивый и дружелюбный вид. Но нельзя же так перебарщивать.
-Со мной все в порядке, мадмуазель, благодарю. -  Чуть глуховатый голос скрывал нарастающее раздражение. Гений глубоко вздохнул, прикрыв глаза, стараясь «загнать» весь негатив поглубже. Почувствовав, что вроде как получилось, открыл глаза и посмотрел на девушку.
-Простите, мадмуазель Летиция. Я не имел права срываться на Вас. В конце концов – это не Вы виноваты во всех моих сегодняшних неприятностях.
О происшествии на дороге и погибшем под колесами автомобиля кейсе молодой человек умолчал. Ведь, это же и правда не она толкнула Патрика на дорогу. Да и отсутствие Трилья не было особой катастрофой. Можно же, выбравшись на поверхность, связаться по телефону. Благо – номер сотового был прислан Фалькону вместе с приглашением о работе. Хотя вот насчет «блистательного будущего», предсказанного Летицией, возникали большие сомнения. 
Предложение девушки Гений встретил равнодушно, без особого воодушевления, но и без отвращения. Он уже прекрасно знал, что если надо – поговорить можно и среди шумной толпы. Согласие или отказ в сотрудничестве от этого не зависели.
- Ну что же – в кафе так в кафе.
Теперь предстоял не очень трудный и не очень долгий путь обратно. Сейчас  уже можно было не торопиться. Но с другой стороны – хотелось поскорее выбраться. Ощущение многих тонн камня над головой давило. Теперь Патрик в какой-то момент порадовался, что с ним нет кейса – ничего не мешает пробираться, придерживаясь одной рукой за стены, а другой держать фонарь. Молодой человек развернулся и направился в обратный путь, то и дело поглядывая на девушку – не отстала бы по дороге.
После темноты подземелья дневное солнце нещадно било в глаза, заставляя зажмуриться. Художник закрыл глаза, привыкая к свету, затем медленно открыл.
Выбравшись из катакомб и ожидая девушку, уже после того, как глаза привыкли к свету, Патрик первым делом достал мобильник, который взял в комнате – благо второй запасной был и Художник похвалил себя за  предусмотрительность. Торопливо набрав sms, нажатием кнопки включил функцию «отправить». Затем обернулся к девушке.
- Берем такси или идем пешком? В последнем случае надо будет быть аккуратней.

Кафе

Отредактировано Патрик Фалькон (2010-11-12 20:52:58)

+1


Вы здесь » Диполь » Италия: Рим » Римские катакомбы, портал


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC